Зарегистрироваться
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Русская версия сайта Английская версия сайта Китайская версия сайта Перейти на главную страницу

О нас Новости Программы обучения Online-обучение Работодателям        Поиск Войти
Новости
  • Наши новости
  • Публикации
  • Нормативные документы и приказы
  • О ВШГА МГУ
  • Миссия
  • Преимущества
  • Научно-исследовательская деятельность
  • Диссертационный совет МГУ.08.08
  • Международная деятельность
  • Попечительский совет
  • Студенческий совет
  • Администрация
  • Магистранты
  • Общежитие
  • Преподаватели
  • Учебная часть
  • Партнеры
  • Спонсоры
  • Ссылки
  • Контакты
  • ПОЗНАВ СОВЕРШЕНСТВО, не соглашайтесь на компромисс!




    ВШГА МГУ - это подготовка кадров среднего и высшего звена для органов государственной власти РФ, крупных государственно-частных корпораций и бизнес-структур.

    ВШГА МГУ - это обучение на основе лучшего опыта зарубежных школ публичной администрации и традиций российского образования.

    ВШГА МГУ - это интересное общение в дружном коллективе.

    Высшая школа государственного администрирования - факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, член Международной ассоциации школ и институтов администрирования (IASIA) и Европейской группы государственного администрирования (EGPA).




    23.10.07

    Возможна ли фальсификация выборов?

    Мы продолжаем беседу с Гришиной Майей Владимировной - членом Центризбиркома, выпускницей юрфака МГУ, участницей разработки федеральных законов о выборах Президента РФ и Госдумы - о том, что сейчас много спорят о возможности фальсификации выборов. Какова вероятность подобного? Каковы преимущества электронной системы? Возможны ли абсолютно честные выборы?

    Источник: "Татьянин день" - интернет-издание домового храма св. мц. Татианы при МГУ, 12 октября 2007 г., Авторы: Юлиана Годик, Александр Болмасов.

    Уже давным-давно на уровне районов данные протоколов участковых комиссий вводятся в систему ГАС «Выборы». Именно благодаря этому люди имеют возможность знать результаты выборов фактически сразу после выборов. Только надо иметь в виду, что эта автоматизированная система не заменяет собой документов, она дает возможность быстро назвать предварительный результат. Весь официальный подсчет основан на реальных подписанных людьми документах. Вот подсчитали на участке бюллетени при участии наблюдателей от разных конкурирующих партий, законом это специально регламентировано, чтобы не было заинтересованности в неверном подсчете голосов. Будем считать, что на участке посчитали честно.

    Я присутствовала при подсчете голосов и видела, что участковые комиссии честно выполняли свой долг. Вовремя вскрыли ящики для голосования, рассортировали бюллетени по стопкам, посчитали, занесли в протокол. Все действительно точно так, по закону, и было выполнено. Составив протокол, его все подписали. Заверенные копии протокола выдаются на руки всем наблюдателям. Поэтому, чем более активно работают партии, делегировавшие своих представителей на участки, тем выше гарантия отсутствия каких-либо фальсификаций. Дальше данные протокола и сам протокол везутся выше, в район, там составляется протокол голосования в целом по территории района. Если вдруг при суммировании протоколов с мест территориальная комиссия что-то неправильно посчитает, это можно будет выявить, если на участке хорошо поработали наблюдатели. У каждого из них есть своя копия, все эти копии надо сложить, это, конечно, усилия не одного человека, тогда можно будет посмотреть, насколько точно и честно составлен протокол территориальной комиссии.

    Кроме того, в территориальной комиссии тоже есть наблюдатели от каждой партии. Они как раз и следят за процессом, за тем, чтобы принесенные, привезенные протоколы участковых комиссий вводились в сводку без искажений, а потом их данные точно суммировались. Кроме этого, в течение суток со дня голосования данные всех протоколов участковых комиссий размещаются в сети Интернет, согласно требованию закона. Это мы позаимствовали у французов, причем уже довольно давно, еще на прошлых выборах 2003 года, практиковали это. И, кстати, это довольно серьезная защита от недобросовестных людей, которые хотели бы что-либо подправить, потому что данные «живого» протокола уже висят в сети Интернет, а на руках у наблюдателей есть копии. Пожалуйста, сравнивайте. В данном случае видна любая попытка подтасовки, ее можно легко вскрыть.

    За последние несколько лет были вскрыты несколько попыток подрисовать в протоколе цифры, не соответствующие результатам подсчета избирательных бюллетеней. Попытки эти были обнаружены, в результате заведено несколько уголовных дел. Виновные понесли наказание, и, я думаю, теперь все прекрасно осознали, что ничего такого, что не стало бы явным, на выборах сделать нельзя. В связи с этим я не говорила бы о фальсификации как о том, чего нам стоит серьезно опасаться. Потому что законом установлены очень четкие механизмы контроля.

    Мне кажется, что разговоры об этом возникают отчасти потому, что люди не вполне представляют себе механизм действия избирательной системы. При этом еще есть укоренившийся стереотип о том, что у нас, в России, нечего и надеяться на соблюдение законов и правил. Возможно, более активная просветительская деятельность ЦИК разрешит эту проблему.

    - Получается, что ЦИК нуждается в рекламе собственных технологий?

    - Да, нуждается. Необходимость в подобной разъяснительной деятельности есть. И усилия на это обязательно будут направлены. Может быть, есть смысл осуществлять эту работу более равномерно. Но сейчас дата выборов уже назначена, и получится, что именно сейчас будет вал информации о предстоящих выборах. ЦИК обязательно будет участвовать в информировании избирателей о выборах. Мне кажется, что наш председатель всегда подает информацию внятно, простым доступным языком. Надеюсь, что его разъяснения по поводу предстоящих выборов, в том числе и по поводу отсутствия фальсификации данных, будут для народа понятны и интересны.

    - На мой взгляд, процесс будет наиболее понятен, если информацию визуализировать в картинках, сделать иллюстрации, которые и привлекут внимание, и окажутся понятными и доступными для всех избирателей.

    - Все это планируется к осуществлению. Увидите и ролики на телевидении обязательно.

    - Существуют ведь еще разные общественные организации, в том числе и зарубежные, которые хотят наблюдать за происходящим избирательным процессом. Насколько тесно вы с ними сотрудничаете?

    - Здесь, наверное, нужно разделять. Есть российские общественные организации, ставящие своей целью развитие демократических институтов. Они достаточно тесно сотрудничают с нами, проводят форумы. Зачастую первой скрипкой там оказывается «Российский фонд свободных выборов». Мы просим фонд собирать общественные организации, предоставлять площадку для обсуждения для выработки рекомендаций. Работа с российскими общественными организациями - это очень важное направление деятельности, они нам вносят различные предложения, мы им зачастую посылаем на экспертизу свои документы. Предложения часто возникают достаточно дельные, вообще сотрудничество это носит вполне живой характер.

    Что касается международных и иностранных организаций, то закон наш запрещает им участвовать в организации выборов в России и в агитации. У них здесь нет больших прав. Есть только возможность осуществлять наблюдение. В законе четко зафиксировано, что международные наблюдатели могут у нас присутствовать на выборах. Приглашает их Госдума, Президент, Центральная избирательная комиссия, так будет и на этот раз. Был период, когда в 90-е годы у нас в России действовал «Международный фонд избирательных систем». Его задачей было пропагандировать способы организации выборов, способы контроля за законностью агитации и финансирования. Ведь тоже когда-то надо было придумать и прописать в законе, например, гарантии получения бесплатного эфирного время всеми партиями. И этот фонд оказывал достаточно серьезную информационную поддержку, нам предоставлялись аналитические материалы. Поскольку я давно работаю, то папка с этими материалами сохранилась еще с тех времен, в ней собраны результаты зарубежного опыта подобной деятельности. На самом деле все это очень важно и полезно.

    Потом фонд свернул деятельность подразделения в России, посчитав, что демократические начала в российской избирательной системе прижились. Они самостоятельно приняли решение о том, что здесь их присутствие не является необходимым. Сейчас мы уже можем только учить друг друга, точнее, это даже не учеба уже, а обмен мнениями и опытом. Мы ездим на выборы за рубеж. Делегации бывают и достаточно многочисленные, и поменьше. Идет обмен мнениями, оценка, выявление слабых мест, особенностей, информация об этом накапливается, оказывается в дальнейшем очень полезной.

    - Вы говорили о том, что за рубежом выборы воспринимают более открыто, честно, свободно...

    - Я не могу сказать за всех. Дело в том, что в мире есть разные силы, преследующие самые разные цели. Мы, со своей стороны, беремся показать на основании фактов и документов, что наши выборы будут честными и открытыми. Если у человека закрыты глаза и он не хочет видеть того, что реально происходит, а уже оценил выборы, не глядя на них, то переубедить его, конечно, сложно. В данном случае можно только констатировать, что есть вот такой человек или организация с вот такими воззрениями. Вместе с тем мы не будем оставлять своих действий, мы должны, как и прежде, разъяснять, что же происходит у нас на самом деле. Конечно, какие-то проблемы есть, некоторые мы сегодня обсудили. Наша задача - отсутствие обоснованных претензий к проводимым выборам. Надеюсь, что это выполнимо.

    Мы знаем, что интерес к выборам есть. Естественно, на нас будут смотреть и нас будут слушать. Все наши действия публичны и открыты, мы готовы обмениваться информацией и с посольствами, находящимися в Москве. Есть специальное управление международного сотрудничества в Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. Владимир Евгеньевич Чуров (Председатель ЦИК России), насколько я знаю, очень открыт в этом вопросе. Так что любая информация может быть предоставлена по первому требованию.

    Женщина и власть

    - Наш техногенный мир, ужесточаясь, все больше теряет представление о нормальной женственности. Как вы относитесь к тому, что спасти нас может находящаяся во власти женщина? Какое влияние на женщину оказывает деятельность с таким уровнем ответственности?

    - Женщина и власть, видимо, совместимы, уж раз мы тут работаем. Есть примеры в управленческих и исполнительных органах, где тоже работают женщины. Министра-женщины у нас, по-моему, ни одного нет на данный момент. Все-таки ответственность больше у исполнительной власти, которая занимается реализацией разного рода проектов, идей, законов. Очень много замов-женщин, по моим наблюдениям. За рубежом женщин во власти больше, но они на другом этапе живут, в нашей стране несколько иная социальная обстановка, больше таких проблем, которые за рубежом либо неактуальны, либо имеют совсем иную окраску. Конечно, как тезис нельзя отбрасывать мнение, что женщина может быть во власти и оставаться женщиной.

    Конкретно в нашей российской действительности это очень тяжело, скажу честно. Применительно к нашим реалиям тот, кто принимает решения, да потом еще и должен добиться их реализации, отследить результаты, неизбежно тратит на это колоссально много времени. Совмещать это с остальной жизнью очень сложно, поскольку голова забита работой и дома, и в выходные. Наверное, дело в конкретной женщине, конечно, ей все сложнее, непросто психологически быстро переключаться, отделять одно от другого. Но семья должна быть обязательно. Отказываться от семьи ради работы - это, во всяком случае, не для меня. Хотя люди бывают разные. Конечно, чтобы женщине пробиться в мужском мире, нужны нерядовые способности, нужно приложить к достижению результатов гораздо бОльшие усилия, чем стоящим рядом мужчинам. Женщине во власти непросто, но это уже личный выбор каждого[i].

    Человек во власти: часто ли приходится идти на сделку с совестью?

    - Часто ли вам приходится идти на компромисс, находясь вот на этой должности? Встречаетесь ли вы с проблемой нравственного выбора? Если такая проблема есть, то как преодолеть ее внутренне?

    - Пока, слава Богу, мне не приходилось против совести идти. Тут, на мой взгляд, важно понимать, для чего ты работаешь, зачем приходишь сюда. Я уже говорила, что для меня ценность демократии однозначна, ценность человеческой личности для меня тоже непреложна. Вот исходя из этого и работаешь. К избирательной системе я отношусь, как к чему-то родному, неотъемлемому для меня. Эта система росла на моих глазах, я росла вместе с ней. Если говорить о законах, то уже долгие годы, практически 10 лет, я сама участвую в их написании. Просто уже понимаешь, что сама тоже отвечаешь за многое из того, что здесь происходит. Я отвечаю за то, чтобы происходящее здесь совершалось по закону, чтобы не совершалось непоправимых ошибок. На компромиссы с совестью мне пока идти не приходилось, надеюсь, что и не придется.