Зарегистрироваться
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Русская версия сайта Английская версия сайта Китайская версия сайта Перейти на главную страницу

О нас Новости Программы обучения Online-обучение Работодателям        Поиск Войти
Новости
  • Наши новости
  • Публикации
  • Нормативные документы и приказы
  • О ВШГА МГУ
  • Миссия
  • Преимущества
  • Научно-исследовательская деятельность
  • Диссертационный совет МГУ.08.08
  • Международная деятельность
  • Попечительский совет
  • Студенческий совет
  • Администрация
  • Магистранты
  • Общежитие
  • Преподаватели
  • Учебная часть
  • Партнеры
  • Спонсоры
  • Ссылки
  • Контакты
  • ПОЗНАВ СОВЕРШЕНСТВО, не соглашайтесь на компромисс!




    ВШГА МГУ - это подготовка кадров среднего и высшего звена для органов государственной власти РФ, крупных государственно-частных корпораций и бизнес-структур.

    ВШГА МГУ - это обучение на основе лучшего опыта зарубежных школ публичной администрации и традиций российского образования.

    ВШГА МГУ - это интересное общение в дружном коллективе.

    Высшая школа государственного администрирования - факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, член Международной ассоциации школ и институтов администрирования (IASIA) и Европейской группы государственного администрирования (EGPA).




    21.10.07

    Для чего стране нужна Центральная избирательная комиссия?

    В преддверии выборов наша страна в очередной раз будет переживать «лихорадку» политических дебатов тех, кто мыслит себя способными построить в России правовое государство. Обострятся споры и о том, на сколько выборы могут быть честными. На вопросы о выборах и о работе ЦИК отвечает член Центризбиркома - Гришина Майя Владимировна.

    Источник: "Татьянин день" - интернет-издание домового храма св. мц. Татианы при МГУ, 11 октября 2007 г., Авторы: Юлиана Годик, Александр Болмасов.

    - Как вы попали в Центральную избирательную комиссию?

    - Я попала в Центральную избирательную комиссию, можно сказать, благодаря университету. Когда я училась, была возможность попасть на практику туда, куда мы хотели, а поскольку я специализировалась на государственном праве, то пошла в Верховный Совет. Это было замечательное время, когда все было очень открыто и очень интересно.

    - А какой это был год?

    - Это были 1991-1992 годы - время серьезных изменений в нашем государстве. В 1992-м, когда я заканчивала учиться, я попала на практику в Верховный Совет, а потом так там и осталась. Государственным правом, конституционным правом занималась еще во время учебы, а работать стала в Конституционной комиссии. Потом наступил 1993 год, и Верховный Совет был распущен, сложилась ситуация конституционного кризиса, было отменено действие Конституции Российской Федерации. Все, кто был в Верховном Совете, оказались перед выбором - работать ли дальше на государство или уходить в частные фирмы. Нам, юристам, здесь проще, наша профессия востребована всегда. Кто-то меняет работу легко, для кого-то это не так просто. Мне государственное право по-прежнему было интересно.

    Как только был распущен Верховный Совет, было принято решение о формировании новой Центральной избирательной комиссии с новыми полномочиями и новыми функциями для организации новых выборов в Государственную Думу, то есть уже совсем другой орган, по новой Конституции, которую тоже еще надо было принять. Центральная избирательная комиссия фактически сформировалась из людей, которые работали в Верховном Совете и были близки к проблематике государственного права. Так что я попала сюда достаточно простым путем, пришла работать в юридический отдел, а дальше была совершенно простая жизненная линия, я работала юристом, несмотря на изменения в его наименовании, потихонечку набиралась опыта, поднималась по служебной лестнице.

    Конечно, последнее назначение в Центризбирком указом Президента - это огромное доверие, серьезная ступень, совсем другой этап жизни, высокая ответственность. Но тем не менее ступень эта была логичной, ведь все в жизни взаимосвязано.

    В ЦИКе мало осталось людей, которые работали там с самого начала, но тем не менее есть те, кто помнит еще работу и в Верховном Совете.

    - Старая школа?

    - Да нет, меня вряд ли можно отнести к старой школе, я же пришла работать на государственную службу со студенческой скамьи. Тогда мозги наши были повернуты на демократии, на новых веяниях, на гласности, мы были ориентированы на весь мир, словно глядели в распахнутое окно. Это сейчас уже совсем другое поколение, для которого все происходящее кажется нормальным. А мы росли в закрытом мире, и он вдруг открылся. Начиная с 1985-1986 года с появлением гласности мы стали узнавать то, о чем в прежнем обществе либо могли узнать из иных, неофициальных источников, либо не могли узнать вообще. Мир предстал перед нами иным. Взгляд стал куда более широким, мы ориентировались на мировой опыт, на демократию, эти ценности имеют для меня вес и смысл и сейчас.

    Демократия - это...

    - Поменялся ли за время пребывания в непосредственной близости от государственной власти взгляд на демократию студентки, пришедшей работать в Верховный Совет, на то, как все это управление устроено? Как все это открывается человеку, принимающему в этом непосредственное участие? Вы же можете сравнить отношение к власти, государственному строю и правильности его устроения в нашей стране. Я понимаю, что вопрос очень тонкий...

    - Это очень сложный вопрос. Конечно, на него легко ответить в том смысле, что взгляд и оценка меняются всегда в случае приобретения опыта.

    - Вы не разочаровались в демократии?

    - Нет, демократия как форма государственного устройства меня не разочаровала. Просто абстрактное понятие наполнилось абсолютно четким содержанием. Здесь нет идеализации строя, то есть прямолинейного представления, что собрался народ и легко принимает коллегиальные решения по каждому вопросу. Просто есть понимание, что это очень сложный механизм со своими недостатками. При любой форме государства демократия как форма управления для нас вполне приемлема и подходяща, особенно учитывая то, что российский народ в душе рабом себя никогда не чувствовал.

    - Нам, по сути, ближе как раз монархия...

    - Даже монархия, единоначалие как форма правления не исключает применения демократических процедур. Конечно, все должно быть сбалансировано. В идеале демократия - это чувство сопричастности человека к принятию каких-то государственных решений, к тому, что он хотя бы частично управляет своей жизнью. У нас, к сожалению, чаще встречаются патерналистские настроения, мы хотим, чтобы кто-то все за нас решил. С одной стороны, нам это очень свойственно. С другой стороны, по-моему, русский человек готов к тому, чтобы его вели, обихаживали и ублажали, но если что-то ему придется не по нраву, он тут же скажет «нет». И смысл демократии, собственно, в том, чтобы вовремя выявить это недовольство и скорректировать ситуацию. Все очень просто и одновременно очень сложно.

    Как функционирует Центризбирком

    - Получается, что Центризбирком стремится разрешить эту проблему, пытаясь дать каждому поучаствовать в управлении страной. Получается ли это?

    - Мне кажется, не надо возвеличивать роль ЦИКа, считать, что он все решает. Мы просто призваны организовать этот процесс - вот наша функция. История нашей страны привела к тому, что выборы нужны, выборы должны проводиться. Соответственно должен быть орган, который должен эти выборы проводить. Как у нас это получается? Я считаю, что в принципе получается. С нашей точки зрения, это процесс этапный, в нем много скрупулезных каждодневных действий.

    Как раз сегодня началась официальная избирательная кампания. Завтра мы будем рассматривать и утверждать календарный план подготовки к выборам. Там будет поэтапно обозначено, что и в какой день должно совершиться - должны быть зарегистрированы списки, уполномоченные представители. Это необходимо для нормального организованного проведения выборов. Потом мы должны готовить избирательные бюллетени. Потом должны готовить с помощью нижестоящих избирательных комиссий своевременное открытие избирательных участков в день голосования, выдачу бюллетеней голосующим гражданам, чтобы были ящики для голосований, кабины для тайного голосования. Это просто организационная работа, поэтому не думаю, что стоит преувеличивать роль ЦИКа, считать, что комиссия должна ответить за все: за мнение народа, за отношение людей к выборам.

    Мы отвечаем прежде всего за четкую организацию. Не должно быть претензий от граждан по поводу того, что им не дали проголосовать, что они не знают, где участок, что они не знают, кто кандидат. То есть мы должны организовать, проинформировать, сделать доступной для каждого гражданина возможность реализовать свое избирательное право.

    - А вот воспитать в гражданах ответственность, желание участвовать в выборах входит в ваши планы?

    - Воспитать, конечно, тоже хочется. Нельзя обойтись без этой функции. Во всяком случае, мы чувствуем себя обязанными объяснить, что такое выборы. На эту деятельность наша политика тоже направлена, есть у нас такое понятие - информационно-разъяснительная деятельность ЦИКа, на которую из бюджета специально выделены деньги. Вот, например, ориентируясь на будущих избирателей, издается небольшой учебник, по которому можно с ребятами классе в 5-6-м позаниматься. Есть учебник и для вузов. Если хочется углубиться, пожалуйста, есть издание о международных избирательных стандартах.

    - Вы же знаете, народ у нас непоседливый, его надо занимать...

    Мы сейчас организуем проект по созданию авторской колонки двух молодых ребят на сайте РЦОИТ, то есть для молодежи тоже есть проекты. Это уже новые веяния и подходы. Если вы зайдете на сайт ЦИК, то в левом углу увидите иконку Российского Центра Обучения Избирательным Технологиям. Центр, кстати, и издает книги, о которых я вам говорила.

    - Это нужные, но все же локальные действия...

    - Вот эти ребята, которые делают авторскую колонку, уже организовали сообщество юных избирателей в Живом журнале. Отклик там немалый. Эта инициатива Владимира Евгеньевича Чурова (Председателя ЦИК России) получила очень широкий резонанс. Проект на самом деле интересный, потому что ничего подобного до сих пор не было сделано органами государственной власти.

    Выборы - это фикция? Проблемы молодежи

    - Бытовало такое мнение, что у нас голосуют чаще пенсионеры, то есть поколение, которое еще помнит, что надо ходить на выборы. А представители поколения тех, кому примерно 30-45, нередко считают, что выборы в большей степени фикция, грандиозная государственная пиар-акция. Принято считать, что молодежь (от 18 до 30 лет) отстранена от проблемы выборов. Интересно знать мнение профессионала.

    - Ближе к дню голосования будет проводиться информационная кампания в СМИ, и, надеюсь, вы увидите результаты. Наша деятельность направлена на то, чтобы донести до людей, что выборы - это не пиар-акция и дело не только пенсионеров, а всех граждан, которые себя гражданами считают и ожидают от государства определенной внутренней и внешней политики, определенного отношения к себе лично. Нет морального права предъявлять претензии государству, не участвуя в выборах. Если ты избиратель, то тогда действительно можешь что-то требовать от власти, это нормальные и правильные отношения.

    - Среди нынешних кандидатов, которые будут участвовать в предвыборной гонке, много молодежи или людей, которых можно все же причислить к молодому поколению?

    - Мы посмотрим официальные списоки кандидатов, сейчас судить еще немножечко рано, но, если судить по данным средств массовой информации, молодые люди будут в списках обязательно. В некоторых партиях и лидеры достаточно молодые, и команда молодая, то есть молодежь к участию в выборах причастна. Конечно, руководство партиями - это маленький процент граждан России. О некоторых партиях большинство народа не знает, а сами партии забывают, что на народ работают. Такая ситуация создается в межвыборный период затишья, сейчас им так или иначе придется заявить о себе, о своей позиции, тем более что и закон этого требует.

    Как вы знаете, законодатель отказался от идеи выборов депутатов Госдумы персональных, по одномандатным округам. Теперь в этих выборах будут участвовать только партии. Они заявят о себе и в области молодежной политики, покажут, кого они выдвинули в своих списках, есть ли там представители молодежи. Но тут дело не только в возрасте тех, кого выдвинули, но и в понимании кандидатами существующих проблем. Если, например, молодежь интересуют вопросы образования, реформы образования, то нужно уметь разбираться в этом, иметь по теме свою позицию. Ведь у нас, к сожалению, есть среди молодежи немало тех, кто не может себя найти. Студентов я к этой категории не отношу, они в моем понимании люди определившиеся, нашедшие себя. Это уже продвинутая молодежь, во многом знающая, чего хочет, хотя бы принявшая решение о том, в каком направлении хочет учиться. А есть ведь те, кто об этом даже не задумывается, кто идет по жизни без определенной цели. Вот до них и нужно достучаться, хоть это и очень сложно. Это уже дело партии. Мы привлечь этих избирателей на участки, если их не заинтересует ни одна партия, не сможем, конечно.

    Наиболее яркий пример - французские выборы, необычнейшая явка для Европы. Обычно она составляет порядка 40%. Вдруг, поскольку появилась серьезная интрига, новые лица, то есть сменилось поколение политиков, появился интерес, и активность граждан изменилась. Поэтому, конечно, от кандидатов и партий зависит, сколько народа придет на выборы и какого возраста.

    Сотрудничество с вузами

    - Хотелось бы вернуться к теме университета. То, что было предложено когда-то вам, возможно сейчас? Возможно ли для студентов МГУ пройти здесь практику? Есть ли связь между университетом и Центризбиркомом?

    - Есть возможность беспрепятственно прийти к нам на практику. Конечно, в основном нам нужны юристы или политологи, возможно, нужны математики для федерального центра информатизации. Интересуют нас юристы, социологи, историки. Любой вуз, желающий направить сюда практикантов, договаривается заранее, студенты приходят к нам, мы всегда находим для них места.

    Если сравнивать прошлое и настоящее, то сейчас, наверное, немного сложнее остаться здесь. Сами студенты иногда приходят сюда с любопытством, посмотрят и уходят. Их интересуют другие вещи - кого-то бизнес, кого-то адвокатская деятельность, работа в политических партиях. Те, кого реально заинтересует конституционное право, государственная служба, могут остаться здесь, но их не так много. Сейчас здесь, в ЦИКе, я вижу несколько человек, которые, придя сначала к нам на практику, остались работать по гражданско-правовому договору. Они будут помогать на выборах. Если им будет интересно здесь, если эти люди хорошо себя покажут, то они в перспективе смогут работать тут и в дальнейшем.

    - Университет является и поставщиком кадров, и центром научной деятельности. Востребован ли университет как исполнитель возможных социологических исследований для Центризбиркома?

    - Если говорить конкретно о социологических исследованиях, то у меня нет информации об использовании потенциала университета. Сейчас я пришла со встречи Владимира Евгеньевича Чурова с информагентствами, где четко говорилось о том, что мы пользуемся услугами серьезных организаций, занимающихся социсследованиями, ВЦИОМа в частности, с огромными выборками. В других отраслях контакты и сотрудничество есть, в частности, с геофаком, с кафедрой конституционного права юридического факультета. Профессора университета участвуют в написании наших учебников, комментариев к законам о выборах, при необходимости дают заключения по каким-либо сложным вопросам, с которыми мы к ним обращаемся. Один из недавних случаев, когда обращение было инициировано мной, вопрос по методике распределения депутатских мандатов. Вопрос этот достаточно специфический. Кафедра конституционного права ответила нам, дала свое заключение, за что мы ей очень благодарны.

    - В сфере вашей деятельности возможны какие-то мастер-классы, семинары, встречи? Ходят ли люди из ЦИКа в университет на какие-то публичные выступления или это не практикуется?

    - Ходим, занимаемся преподавательской деятельностью, когда приглашают, естественно. Мы сами регулярно организуем учебу в своих стенах либо в РАГСе. Провели учебу председателей и секретарей избирательных комиссий субъектов Российской Федерации. Я сама тоже читала там ряд лекций. В МГЮА у нас идет спецкурс, который мы читаем по договору с академией. Этот вуз тоже поставляет и студентов, и аспирантов, связи с этим вузом очень серьезные. Спецкурс читают члены ЦИК, мы с преподавателями МГЮА вместе верстаем учебный план. МГЮА организует процесс так, что туда присоединяются активисты и штабы партий, они могут тоже прийти туда поучиться. Университет просто пока не предлагал такого сотрудничества.

    - То есть инициатива должна исходить от университета?

    - Да, конечно. Мы с удовольствием откликаемся на подобные предложения.

    То, что популярность курса по избирательному праву достаточно велика, само по себе о чем-то говорит. Количество людей, слушающих этот курс, ежегодно увеличивается. Кроме того, мы каждый год проводим конкурс студенческих и аспирантских работ по избирательному праву. Порядка двухсот работ приходит на этот конкурс. Объявляются победители, лучшие работы мы публикуем. Ближе к выборам участвуют в конкурсах более активно. В межвыборный период интерес слегка утихает. Так что отрасль существует, развивается.

    Я сама рецензирую один-два десятка студенческих и аспирантских работ. Они бывают разные, есть и не очень сильные, есть совершенно замечательные. На самом деле сильных работ немного, но радостно уже то, что они бывают. Так что работать в этом направлении, проводить исследования можно. Я, пользуясь случаем, призываю к участию в конкурсе. При хорошей работе вполне реально получить приз, за первое место, по-моему, присуждается около 20 000 рублей.

    - Может ли студент пользоваться архивами ЦИКа?

    - Доступ к архивам есть, просто для того, чтобы попасть туда, лучше обращаться через вуз. Мы с удовольствием оказываем содействие желающим заниматься этой темой.

    На выборах студенты не только голосуют...

    - Как студенты могут поучаствовать непосредственно в процессе выборов? Могут ли они помочь каким-то образом?

    - Могут, конечно. Тут ситуация такая. Если интересует вообще сам процесс, было бы здорово попасть в участковую избирательную комиссию или территориальную избирательную комиссию. Чтобы попасть в участковую избирательную комиссию, надо связаться с политической партией. Партии дают предложения по кандидатурам в состав комиссий. Нужно выйти на местное отделение, спросить: не хотите ли вы меня предложить в качестве кандидатуры для работы в участковой комиссии? Для студентов это, конечно, не может быть рекламой дополнительного заработка, хотя небольшие деньги будут выплачены. В первую очередь это большой интересный опыт работы.

    Многие студенты обращаются к партиям с тем, чтобы поработать в их агитационных кампаниях, распространяют агитационные материалы, иногда более серьезную работу проводят, тут уже кому что интересно. В конце концов студент может просто прийти в региональное или местное отделение партии и сказать, что хочет быть наблюдателем на выборах, поскольку в день голосования в помещение для голосования могут прийти направленные партиями наблюдатели. Им специально выделяется место, это оговорено законом, они имеют право наблюдать за ходом голосования, следить, правильно ли избирателям выдают бюллетени, не выдают ли бюллетени за других лиц, наблюдатели могут присутствовать при подсчете, когда участок уже будет закрыт для голосования. Подсчет прописан в законе как достаточно длительное поэтапное действие, и наблюдатели могут присутствовать на всех его этапах: и тогда, когда вскроют ящики для голосования, и тогда, когда бюллетени будут выложены из ящиков на столы, когда будет идти сортировка результатов. В данном случае можно только наблюдать. Если хочется самим считать бюллетени, то для этого нужно попасть в члены участковой комиссии. Будучи наблюдателем, надо не забывать об ответственности перед партией, и если будут замечены какие-то нарушения, то их фиксировать, составить акт, то есть это не какое-то безделье, а вполне активная позиция.

    - А кто контролирует работу Центризбиркома?

    - В 1993 году было решено, что ЦИК создается как независимый орган, начальников над ним никаких нет, то есть ничьи решения на нас не действуют, за нас никто ничего решать тоже не может. Но при этом мы, естественно, подчиняемся закону. Власть издала в качестве закона множество правил, от которых мы не можем отступить. Власть предписала нам правила, по которым мы действуем, и здесь невозможно допускать какие-либо вольности. При этом у нас есть собственная строка в бюджете, собственное право набирать персонал. Формируется ЦИК Госдумой, Советом Федерации и Президентом. Назначают нас на четыре года, снять нас не имеют права.

    - Прямо как депутатов...

    - Да, с той только разницей, что нас не выбирают, а назначают.