Зарегистрироваться
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
Русская версия сайта Английская версия сайта Китайская версия сайта Перейти на главную страницу

О нас Новости Программы обучения Online-обучение Работодателям        Поиск Войти
Новости
  • Наши новости
  • Публикации
  • Нормативные документы и приказы
  • О ВШГА МГУ
  • Миссия
  • Преимущества
  • Научно-исследовательская деятельность
  • Диссертационный совет МГУ.08.08
  • Международная деятельность
  • Попечительский совет
  • Студенческий совет
  • Администрация
  • Магистранты
  • Общежитие
  • Преподаватели
  • Учебная часть
  • Партнеры
  • Спонсоры
  • Ссылки
  • Контакты
  • ПОЗНАВ СОВЕРШЕНСТВО, не соглашайтесь на компромисс!




    ВШГА МГУ - это подготовка кадров среднего и высшего звена для органов государственной власти РФ, крупных государственно-частных корпораций и бизнес-структур.

    ВШГА МГУ - это обучение на основе лучшего опыта зарубежных школ публичной администрации и традиций российского образования.

    ВШГА МГУ - это интересное общение в дружном коллективе.

    Высшая школа государственного администрирования - факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, член Международной ассоциации школ и институтов администрирования (IASIA) и Европейской группы государственного администрирования (EGPA).




    14.02.08

    Ежегодная большая пресс-конференция Президента РФ В.В. Путина, часть-1, 14.02.2008г.

    Источник: сайт Президента Российской Федерации

    В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!

    Рад приветствовать вас на нашей традиционной встрече. И позволю себе начать, как обычно, с подведения итогов предыдущего 2007 года.

    Мне придется повторить некоторые цифры. Сделаю это очень коротко, но некоторые вещи все-таки повторю и сделаю это с удовольствием, потому что 2007 год у нас был удачным. Достаточно сказать, что рост экономики составил, как вам уже хорошо известно, 8,1 процента, это один из самых больших результатов за последние годы. Мы, как вы знаете, если считать по паритету покупательной способности, если считать объем экономики, обошли такие страны "восьмерки", как Италия, Франция, и Россия по объему экономики теперь занимает седьмое место в мире (по данным международных экспертов).

    Реальные доходы граждан выросли на 10,4 процента. Реальная заработная плата - на 16,2 процента. Реальная пенсия - на 3,8. Это тоже плюс, тоже выше инфляции, на 3,8, но все-таки рост пенсий значительно отстает от роста заработной платы. Поэтому с 1 февраля этого года мы уже увеличили страховую часть пенсии на 12 процентов, с 1 апреля предполагается второе увеличение страховой части пенсии - на 7,5 процента и с 1 августа текущего года увеличение базовой части пенсии - на 15 процентов. При этом я бы хотел особенно отметить и подчеркнуть, что мы будем внимательно следить за тем, как развивается ситуация с инфляцией, Правительство должно будет это делать обязательно, и корректировать рост пенсионных доходов в соответствии с этим макроэкономическим показателем.

    Успешно реализуется и демографический проект. Я это отмечаю с особым удовольствием и удовлетворением, потому что, как вы знаете (я уже об этом говорил неоднократно), было очень много сомнений по поводу того, будут ли эффективными те меры, которые мы принимаем в сфере демографии. Казалось, что это вообще неподъемное дело. Между тем рост динамики рождаемости был самым большим в 2007 году за 25 лет и детей родилось так много, как не рождалось за последние 15 лет. И что особенно важно и особенно мне приятно отметить, мы достигаем прямо той цели, которую перед собой ставили: значительно увеличилось количество вторых и третьих детей в семьях, на 10 процентов (с 33 процентов примерно до 42-х процентов). При этом мы индексируем, как и обещали, все пособия в этой сфере, включая и материнский капитал.

    Вы помните, мы начинали с 250 тысяч рублей (материнский капитал составлял такую сумму). В 2008 году он уже будет 271 тысяча, а в 2010-м - планируется примерно 307 тысяч, в зависимости от того, как мы будем справляться с инфляцией. И я хочу заверить наших граждан, что государство и в будущем будет строго следить за исполнением своих обязательств в этой сфере.

    Численность населения с доходами ниже прожиточного минимума: вы знаете, что это одна из наших больших, острых проблем - бедность населения. Но хочу отметить с удовлетворением, что если в 2000 году мы считали, что у нас в стране более 30 процентов населения находится за чертой бедности, то в 2005 году - я очень коротко динамику дам, - в 2005 году это было 17,7 процента, в 2006-м - 15,3 процента, а в 2007-м - уже меньше 14 процентов. Уменьшилось и число безработных: всего у нас 4 с небольшим, 4,3 миллиона, по-моему.

    Промышленное производство показывает хорошую динамику роста. В 2005 и 2006 годах рост промышленного производства не превышал 4-х процентов, в 2007 году он был уже 6,3 процента. Порадовали обрабатывающие отрасли промышленности. Некоторые отрасли росли просто очень высокими темпами. Имею в виду не только сферу услуг, но, скажем, и строительство, вы об этом хорошо знаете, - 20 процентов примерно, жилищное - еще больше. Это уже похоже на строительный бум в стране.

    Инвестиции в основной капитал самые большие за все предыдущие восемь лет. Такого не было даже в 2000 году, когда рост экономики составил 10 процентов. Инвестиции в основной капитал составили 21,1 процента. Чистый приток частного капитала в Российскую Федерацию составил в прошлом году 82,3 миллиарда долларов, это в два раза больше чем в 2006 году, - в два раза!

    Укрепляется финансовое состояние нашей страны. Золотовалютные резервы увеличились на 170 миллиардов долларов и приближаются к отметке в полтриллиона долларов США, точнее, 478,6 по последним данным, чуть-чуть понижение произошло в связи с изменением курса доллара. Стабфонд составляет 3,84 триллиона рублей. Российские банки достаточно легко прошли кризис ликвидности. Фондовый индекс увеличился на 20 процентов, это чуть меньше, чем в прошлом году, но в прошлом году вообще был рекорд. И вообще фондовый рынок России растет рекордными темпами, 20 процентов - очень неплохой показатель.

    Проблемы тоже хорошо известны. Главная из них - инфляция. Нам не удалось справиться с ростом инфляции, темпы роста инфляции превысили ожидаемые параметры: вместо 8,5 процента у нас получилось 11,9. Борьба с инфляцией будет одной из важнейших задач Правительства, всего руководства страны, прежде всего экономического блока, на 2008-й и последующие годы.

    Вот это то, что я бы хотел сказать вначале. Больше не буду вас утомлять длинными монологами и цифрами. Прошу вас, вопросы.

    А.ГРОМОВ: Коллеги, добрый день. Просьба пользоваться микрофоном, представляться. Пожалуйста, давайте начнем.

    Александр Гамов, пожалуйста.

    А.ГАМОВ: Владимир Владимирович, скоро завершается Ваш второй президентский срок. Что, по-Вашему, было главным Вашим успехом, главным Вашим достижением на посту главы государства и что не получилось? Что Вы считаете своей главной неудачей за эти годы? Спасибо.

    В.ПУТИН: Я не вижу никаких серьезных неудач.

    Начну с заключительной части Вашего вопроса. Все поставленные задачи достигнуты, все поставленные цели достигнуты, задачи выполнены. Можно было бы, наверное, с чем-то справиться более эффективно. Я сейчас сказал об инфляции. Она могла бы быть меньше, если бы мы действовали, может быть, более изощренно и целенаправленно, если бы все силы направили на это, мобилизовали бы на это не только экономический блок, но и общественные организации, политические структуры. Почему? Потому что ведь это касается, в том числе, и расходов государства. Вопрос в том, чтобы эти расходы были обоснованными, а если мы разгоняем расходы, не контролируем их, то - это «общее место» на самом деле, ничего здесь нового я не скажу - это отражается и на инфляции. Но есть и, конечно, объективные данные. Этот приток чистого частного капитала, о котором я сказал, отчасти носит, конечно, так называемый спекулятивный характер (не вкладываю здесь никакого дурного смысла). Это люди, которые играют на рынке, и они имеют на это право. Более того, российская экономика, в известном смысле, даже стала для международных капиталов тихой гаванью. У нас стабильная ситуация и в экономике, и в политической сфере. Поэтому капитал сюда приходит. Но это отражается на инфляции, также как и большое количество нефтедолларов. В целом все-таки Центральный банк и Правительство справляются с этой задачей, хотя можно, наверное, многое было бы сделать еще и дополнительно.

    Борьба с бедностью. Показал динамику, динамика положительная. Наверное, можно было бы еще больше сделать. Прежде всего, это касается, конечно, ситуации с пенсионерами. Все-таки то, как были пересчитаны пенсии тем нашим гражданам, которые основной свой стаж заработали еще в советское время, до 91-го года, не является самым лучшим способом этого пересчета. Нам придется вернуться к этой проблеме и существенным образом изменить ситуацию в пенсионном обеспечении граждан России.

    Что же касается того, что сделано, и того, что я считаю положительным, не буду сейчас всего перечислять. Думаю, что это хорошо известно, и я уже об этом говорил. У нас, по сути, не было единой страны, у нас даже гимна своего не было на постоянной основе. У нас в каждом субъекте Федерации была своя конституция, отличающаяся от Конституции Российской Федерации, у нас не было единой страны. Мы восстановили территориальную целостность и единство нашего государства, мы воссоздали государство. Мы достигли уровня доходов граждан дореформенного периода и превысили его. И – это, на самом деле, самое главное - мы восстановили фундаментальные основы российской экономики на абсолютно новой рыночной базе. Мы уверенно превращаемся в одного из экономических лидеров.

    Таких результатов по росту ценных бумаг, по росту российских активов добивались только отдельные страны за последние лет двадцать. Это, прежде всего, азиатские страны: Тайвань, Малайзия, Сингапур, отчасти Таиланд, Китай. В этот же ряд уверенно встает и Россия, и это самое большое наше достижение.

    Что же касается моего личного восприятия, я уверен, мне не стыдно перед гражданами, которые голосовали за меня дважды, избирая Президентом Российской Федерации. Все эти восемь лет я пахал, как раб на галерах, с утра до ночи, и делал это с полной отдачей сил. Я доволен результатами своей работы.

    Н.МЕЛИКОВА, "Независимая газета":  Владимир Владимирович, когда Вы только стали Президентом, Вы назвали себя наемным менеджером огромной корпорации Россия, назначенным народом. Я хочу Вас спросить здесь и сейчас, в этой аудитории, среди людей, которых Вы только что назвали своими друзьями и коллегами: скажите честно, Вы себя считаете хорошим менеджером? Вы всегда принимали только правильные решения, или были те решения, о которых Вы жалеете? Все-таки, на Ваш взгляд, "заказчик" доволен Вашей работой? Спасибо.

    В.ПУТИН: Я только что потратил, по-моему, полторы минуты минимум, а то и две, чтобы ответить примерно на тот вопрос, который Вы сейчас еще раз фактически сформулировали. Я доволен результатами своей работы. Полагаю, что заказчик - российский народ, избиратель, который проголосовал за меня дважды на выборах Президента Российской Федерации,  - в целом удовлетворен. Об этом говорят и опросы общественного мнения, и уровень поддержки действующего на данный момент Президента Российской Федерации.

    Повторяю, все-таки самое главное заключается в восстановлении экономики России на современной, на новой основе, что отражается на доходах населения. У нас доходы населения ежегодно растут темпами 10-12 процентов, а в этом году, я уже сказал, зарплата выросла на 16 с лишним процентов. Вот это самый главный результат. В целом люди должны этот результат ощущать на своем собственном кармане. И я думаю, что мы достигаем этого результата. Хотя, конечно, все эти красивые цифры макроэкономических показателей (рост экономики и так далее) далеко еще не всегда трансформируются в качество жизни конкретного человека. Но никто не может сказать, что мы не думаем о том, как улучшить это качество. И внедрение в практику так называемых национальных проектов как раз говорит о том, что мы предпринимаем активные попытки действовать именно в этом направлении.

    И, наконец, то, что мы не цепляемся за прошлое, а думаем о будущем - вот это, мне кажется, тоже очень важно. Вы наверняка слышали мое выступление на расширенном заседании Госсовета, где я говорил о необходимости инновационного пути развития. Ведь «фокус» заключается в том, что мы достигли многого за последние восемь лет, но если мы и дальше будем действовать таким же образом - мы придем к тупиковой ситуации. И мы не просто констатируем какие-то вещи, которыми мы должны гордиться в прошлом и о которых мы должны думать в будущем - мы формулируем эти задачи, причем достаточно масштабные, без всякого преувеличения, амбициозные. И показываем пути, по которым мы можем достичь этих целей. То есть мы смотрим в будущее, и, на мой взгляд, это очень важно.

    А.ГРОМОВ: "Московский комсомолец", пожалуйста.

    Н.ГАЛИМОВА: Владимир Владимирович, в последние два-три года в Ваш адрес все чаще звучали призывы остаться на третий срок. Наверняка в этом вопросе на Вас пыталось повлиять и Ваше окружение, часть Вашего окружения, и даже Президент Узбекистана недавно признался, что тоже уговаривал Вас остаться на третий срок. Скажите, что Вы в личных беседах отвечали тем людям, которые предлагали для этого поменять Конституцию, и насколько все-таки сильным был соблазн поддаться на уговоры и остаться на третий срок?

    Спасибо.

    В.ПУТИН: Что я говорил в личных беседах, я предпочитаю все-таки оставить это для моих собеседников. Для этого личные беседы и существуют. Поскольку мы в такой большой, широкой аудитории, здесь представлена практически вся мировая пресса, а не только региональные СМИ, - я позволю себе все-таки говорить более официальным языком.

    У меня не было соблазна остаться на третий срок. Никогда. С первого дня работы в качестве Президента Российской Федерации я для себя сразу решил, что не буду нарушать действующую Конституцию. Эту "прививку" я получил, еще работая с Анатолием Александровичем Собчаком. И я считаю, что это очень важный сигнал для общества вообще - все должны соблюдать действующее законодательство, начиная с главы государства. Считаю, что это принципиальный вопрос, он не носит технического характера.

    Конечно, мне хочется работать, но такая возможность есть.

    Вы знаете,  люди склонны западать на разные вещи. Кто-то попадает в зависимость от табака, кто-то, прости Господи, от наркотиков, кто-то становится зависимым от денег. Говорят, что самая большая зависимость - от власти. Я этого никогда не чувствовал. Я вообще никогда не был зависимым человеком от чего бы то ни было. Считаю, что если Господь дал мне такое счастье поработать на благо своей страны, связь с которой я всегда очень ощущал и ощущаю, то надо быть благодарным уже за это. Это само по себе является большой наградой. Выговаривать для себя еще какие-то награды или считать, что однажды, взобравшись в какое-то начальственное кресло, оно должно принадлежать тебе пожизненно, до гробовой доски, - считаю абсолютно неприемлемым.

    Россия должна быть демократическим и правовым государством, а это значит, что все ее граждане, включая первых лиц, должны жить по закону.

    В.АВЧЕНКО, газета "Владивосток", Приморский край: Владимир Владимирович, меня очень волнует проблема, которая, на мой взгляд, уже стала политической. Это проблема оттока населения с Дальнего Востока. Мне известно, что некоторое время назад была разработана государственная программа по переселению соотечественников, и одной из ее целей было как раз привлечение человеческих ресурсов в депрессивные регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока. Однако сегодня уже очевидно, что при сохранении нынешних подходов к решению этой проблемы на Дальний Восток никто не поедет, там слишком дорого жить, слишком некомфортно жить и слишком мало возможностей для самореализации.

    Вопрос в этом и заключается: как все-таки государство собирается -  если собирается - бороться с оттоком населения с Дальнего Востока?

    Спасибо.

    В.ПУТИН: Эта проблема волнует не только Вас - многих граждан страны, и меня волнует очень. Действительно, мы наблюдаем депопуляцию этих территорий: Восточной Сибири, Дальнего Востока. Отток продолжается, и принимаемые меры не дают пока должного результата. Я практически постоянно возвращаюсь к этой теме на протяжении последних 5-6 лет. По Дальнему Востоку существует программа развития, как вы знаете, федеральная целевая программа. Мы планируем проведение там крупных международных мероприятий, включая АТЭС, кстати, во Владивостоке. Мы запланировали достаточно большие федеральные ресурсы на развитие территорий, прежде всего это касается инфраструктуры.

    Но конечно, граждане, проживающие на Дальнем Востоке, должны быть экономически поставлены в такое же, а может быть, в лучшее положение, чем проживающие, скажем, в европейской части Российской Федерации. В России всегда предпринимались такие шаги, которые не просто удерживали бы там население, а делали бы пребывание там людей не просто комфортным, а и выгодным с экономической точки зрения. Мы с вами понимаем, о чем идет речь: о тарифах, прежде всего, на электроэнергию, на тепло, на транспорт. И, как бы нерыночным это ни выглядело, нам придется пойти на определенные преференции. Пока на этом остановлюсь. Но мы в этом направлении думаем, и соответствующие меры, соответствующие шаги для того, чтобы создать такую комфортную ситуацию для граждан, проживающих на Дальнем Востоке, будут предприняты.

    А.ГРОМОВ: "Фокс-Ти-ви", пожалуйста.

    ВОПРОС: Спасибо большое. В отношении наведения ядерных ракет на Украину, если Украина присоединится к НАТО или станет частью системы противоракетной обороны. Кондолиза Райс вчера назвала это достойной сожаления неприемлемой риторикой. Вы откажетесь от своих слов или Вы их прокомментируете? Низкий пролет бомбардировщика над авианосцем "Нимец": не означает ли это, что намечается какое-то движение в сторону столкновения между военными обеих стран?

    В.ПУТИН: Нет, никаких столкновений не намечается и, надеюсь, этого никогда не произойдет. Кстати, могу сказать, что в непосредственной близости от российских границ в районе Аляски наши американские партнеры провели, если мне не изменяет память, четыре военных учения. Стратегическая авиация Соединенных Штатов никогда не прекращала своих полетов, в том числе вдоль российских границ за последние 15 лет, хотя мы примерно с 1987 года прекратили регулярные полеты нашей стратегической авиации в удаленных районах патрулирования. А американские партнеры не прекращали никогда. Поэтому, кстати сказать, на экспертном уровне возобновление полетов нашей стратегической авиации нашими американскими коллегами было воспринято совершенно спокойно, никто в этом не усмотрел никакой агрессивности. И правильно, что не усмотрели. Это говорит о возрастающих возможностях наших Вооруженных Сил, о том, что мы и впредь будем заниматься подготовкой и переподготовкой летного состава, совершенствовать нашу военную, в том числе авиационную технику. Ну а без полетов как это делать? Мы будем это продолжать, конечно. Это первое.

    Второе - что касается вопроса о перенацеливании ракет. Я, конечно, прокомментирую с удовольствием. Больше того, я Вам благодарен за этот вопрос. Мы ни на кого вообще не собираемся ничего перенацеливать без крайней необходимости.

    Ведь, смотрите, что получается.

    Думаю, что наверняка здесь, в зале, есть коллеги, которые вернутся к вопросам демократии, свободы и так далее. Демократия - это понятие универсальное, оно не может быть местечковым (в одном месте применяются принципы демократии, а в другом - про них забывают). Если та или иная страна считает себя демократической, то она по духу, по сути своей должна быть такой везде, во всех своих проявлениях: и внутри своей собственной страны, и на международной арене.

    Что такое демократия? Это власть народа, как известно. Наши американские партнеры ведут дело - и, скорее всего, так и будет - к размещению так называемого третьего позиционного района в Восточной Европе, радара в Чехии и антиракет на территории Польши. Кто спросил чехов и поляков, хотят они там иметь эти системы или нет? Кто их спросил? А по имеющимся у меня сведениям, подавляющее большинство, скажем, граждан Чехии не в восторге от этих планов. Наш Генеральный штаб, наши эксперты считают, что эта система угрожает нашей национальной безопасности. И если она появится, мы вынуждены будем адекватно реагировать. Вот тогда мы вынуждены, наверное, будем перенацелить часть наших ракетных систем на эти объекты, которые нам угрожают. Не мы же их создаем, мы просим этого не делать, нас никто не слушает. И мы заранее предупреждаем: вы сделаете этот шаг, а мы вынуждены будем ответить вот так. Чехов никто не спросил. В явочном порядке это ставят, и всё. Больше того, даже и НАТО никто не спросил. Это потом, после критики из Москвы, начались попытки согласования этого вопроса в рамках самого Североатлантического блока.

    А что с Украиной происходит? По имеющимся у меня сведениям, подавляющее большинство граждан Украины против вступления в НАТО. Тем не менее, руководство Украины взяло и подписало бумажечку на начало процесса присоединения. Это что, демократия? Кто спросил граждан страны, хотят они этого или нет? Но если это делается в таком явочном режиме, то в таком же явочном режиме, никого не спрашивая, там могут быть поставлены и базы, и какой-нибудь четвертый или пятый позиционный район ПРО. А нам-то что делать тогда? Вот тогда мы вынуждены будем перенацеливать наши ракеты на объекты, которые, как мы считаем, угрожают нашей национальной безопасности. И я считаю, что я обязан сегодня об этом сказать прямо и честно, чтобы потом не переваливали с больной головы на здоровую ответственность за вот такое развитие событий. Мы не хотим такого развития событий, но мы честно и ясно говорим о том, где мы видим проблему, вот и всё.

    А.ГРОМОВ: Пожалуйста, коллега из Грозного.

    ВОПРОС: Здравствуйте, уважаемый Президент. Газета "Вести Республики", Чеченская Республика.

    Владимир Владимирович, у нас в Чеченской Республике народ именно с Вашим именем связывает те позитивные процессы, которые произошли в Республике за короткий срок. Благодаря Вашей четкой позиции и доверию, руководству Республики удалось достичь очень многих результатов. Однако много еще не сделано. У нас в Республике многие боятся, что с Вашим уходом созидательный курс в Республике может измениться.

    И еще один момент. Народ Чеченской Республики хотел бы видеть Вас, хотел бы, чтобы Вы приехали к нам в Республику, мы вас очень ждали, когда Вы были на Кавказе. Если у Вас будет время, пожалуйста, приезжайте к нам в гости.

    В.ПУТИН: Спасибо. Во-первых, я Вам обещаю, приеду обязательно.

    Во-вторых, что касается позитивных изменений: прежде всего они происходят благодаря самому чеченскому народу. Люди умеют работать и работают эффективно. Руководство Чеченской Республики концентрирует свои усилия, финансовые возможности, как Федерации, так и собственно республиканские, на решение ключевых текущих задач, от которых действительно зависит социальное самочувствие граждан России, проживающих в Чечне.

    Должен сказать, что очень рад тем изменениям, которые мы сейчас наблюдаем. Уже никто не скажет про Грозный, что он напоминает Сталинград в 43-м или 44-м годах. Изменения действительно очевидны. Но еще больше предстоит сделать. Прежде всего, конечно, нужно говорить о создании новых рабочих мест, безработица еще на Кавказе очень высокая. У руководства Чеченской Республики, у Президента Чечни Рамзана Кадырова большие планы. Я с ним сегодня увижусь, мы договорились о встрече, мы пообсуждаем все эти проекты, но уверяю вас, никакого сбоя в развитии Северного Кавказа вообще, Чеченской Республики и всей России не будет. Потому что - и это уже совершенно очевидно сегодня - граждане России настроены на продолжение того позитивного курса, который был сформулирован и проводился в течение последних восьми лет, а это главный залог нашего успеха в предстоящие годы.

    А.ГРОМОВ: "ТВЦ", Александр, пожалуйста.

    А.МАРКОВ: Спасибо. Александр Марков, "ТВ-центр" телеканал: Владимир Владимирович, Вы хорошо знаете Дмитрия Анатольевича Медведева. Приближаются выборы Президента России. Почему Вы именно его кандидатуру поддержали?

    Спасибо.

    В.ПУТИН: Как вы знаете, кандидатура Дмитрия Анатольевича Медведева была предложена "Единой Россией" и "Справедливой Россией", рядом других общественных организаций и партий. Я действительно с удовольствием поддержал кандидатуру Дмитрия Анатольевича Медведева в качестве кандидата на должность Президента Российской Федерации.

    Я уже об этом говорил, могу повторить еще раз. Я знаю Дмитрия Анатольевича очень давно и просто уверен, что по своим личным, деловым качествам, по опыту, который он приобрел за годы работы в Москве - и в качестве Руководителя Администрации Президента Российской Федерации, и в качестве первого заместителя Председателя Правительства России, - что все это вместе является залогом того, что он будет успешно работать и на самой высокой должности в стране. Это честный и порядочный человек, молодой человек, прогрессивный, современный, блестяще подготовленный теоретически и имеющий хорошие навыки организационно-организаторской работы здесь, в столице. Уверен, что это будет хороший Президент, достойный Президент и эффективный руководитель. И кроме всего прочего, я ему доверяю. Просто я ему доверяю. Как я говорил на съезде "Единой России", такому человеку не стыдно и не страшно передать основные рычаги управления страной.

    ВОПРОС (Московское бюро Китайского информационного агентства "Синьхуа"): Владимир Владимирович, за последние годы Вы и руководитель Китая выступили с инициативами, которые вывели отношения между нашими странами на качественно новый уровень. А как Вы оцениваете то, что удалось вместе сделать за восемь лет? Неделю назад здесь, в Кремле, Вы изложили стратегию развития России. Какими Вам видятся будущие отношения с Китаем в рамках этой стратегии? Спасибо.

    В.ПУТИН: Китай является одним из наших стратегических партнеров, и это подтверждается ежедневной, ежечасной совместной работой. Очень быстрыми темпами растет товарооборот с Китаем. Это важный, но, может быть, даже не самый главный фактор нашего взаимодействия. Важнейшим фактором взаимодействия является то, что доверительные отношения между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой являются важнейшим стабилизирующим фактором в мире. Мы видим, как китайский народ и китайское руководство бережно относятся к российско-китайским отношениям, и мы это очень ценим. У нас большие планы взаимодействия и в торговле, и в инвестиционной деятельности, в развитии высокотехнологичных отраслей производства, в космосе, в сфере обороны и военно-технического сотрудничества. Китай является нашим крупнейшим партнером в сфере ВТС. Мы видим, что у Китая быстрыми темпами создается собственная высокотехнологичная база в этой сфере. Китай - одна из немногих стран, где наше сотрудничество является очень доверительным, рассчитанным на многие годы, а может быть, и на десятилетия вперед.

    Я просто не сомневаюсь, что мы сохраним и этот высокий уровень доверия между двумя странами и достигнем новых рубежей сотрудничества, прежде всего, в сфере экономики. Одна из задач и одна из сложных проблем, которую нам предстоит решить, это сотрудничество в сфере экологии, в том числе в области использования приграничных рек. Но мы видим, что, несмотря на все трудности, в том числе технологического характера, наши китайские партнеры ищут решение этих проблем, быстро реагируют на какие-то техногенные события, катастрофы, стремятся минимизировать их последствия и готовы искать такие формы сотрудничества, которые бы исключали подобные инциденты в будущем. От них, конечно, никто не гарантирован, но совместная работа над решением экологических проблем является одной из наиболее чувствительных и важных на ближайшие годы. Повторяю, при доброй воле с обеих сторон и эти проблемы могут быть решены, а такая добрая воля, как мы видим, как со стороны Китая, так и со стороны России имеется.

    А.ГРОМОВ: Где "Шесть соток"? Прошу.

    ВОПРОС: Спасибо большое.

    Владимир Владимирович, для меня это пятая пресс-конференция и пятый раз я Вам задаю вопрос. Хотел бы поблагодарить, что мои вопросы в области земельных отношений не пустое сотрясение воздуха, они материализуются в Ваши поручения министерствам и ведомствам, в создание новых законов. Но, как Вы понимаете, проблема очень большая, широкая, фундаментальная и разом ее не решить, а пресс-конференции у нас так редко бывают - раз в год.

    Может быть, пришло уже время, чтобы не десять ведомств занимались земельными отношениями, а как-то была бы одна голова и занималась этим комплексно и на постоянной основе?

    Спасибо.

    В.ПУТИН: Может быть, Вы и правы. Да, действительно, эти функции несколько раздроблены между различными правительственными учреждениями, ведомствами и министерствами. Здесь есть два пути концентрации административного ресурса: либо делать вице-премьера, который занимался бы всем этим комплексом вопросов, и это был бы центр принятия управленческих решений, либо сосредоточить все эти вопросы в одном ведомстве. Если ситуация сложится так, как мне бы хотелось, если будет избран Президент, которого я поддерживаю, если будет Правительство создано соответствующим образом и если мне удастся возглавить это Правительство, то по одному из этих путей мы и пойдем. Но то, что нужно сконцентрировать административный ресурс на решение этих проблем - это правильно и я с Вами согласен. Мы это сделаем.

    А.КОШАРНИЦКАЯ, телеканал "Russia Today": Добрый день, Владимир Владимирович.

    Возвращаюсь к международной тематике. У Вас сложились довольно теплые и дружеские отношения с нынешним Президентом США Джорджем Бушем. А как, по Вашему мнению, сложатся отношения между странами, когда ни Вы, ни Джордж Буш уже не будете президентами и когда во главе государств будут другие люди? 

    И в этой связи, сейчас в Америке идет очень яркая предвыборная кампания, много ярких и сильных кандидатов. Кто, по Вашему мнению, победит?

    В.ПУТИН: Победит достойный, тот, который представит наиболее эффективную программу, отвечающую интересам народа Соединенных Штатов, и сможет ярко и доходчиво подавляющему большинству населения страны доказать, что его программа является самой лучшей. Кто бы ни победил, мы, как в таких случаях говорят, с уважением отнесемся к выбору американского народа и будем работать с любым президентом, если, конечно, он сам этого захочет.

    Что же касается того, как будут строиться отношения между Соединенными Штатами и Россией, то здесь у меня больших сомнений нет. Что бы ни говорилось в ходе предвыборных кампаний, фундаментальные интересы России и Соединенных Штатов неизбежно будут подталкивать руководство обеих стран к развитию позитивного диалога, как минимум партнерского.

    Соединенные Штаты являются одним из наших крупнейших торгово-экономических партнеров. Без сотрудничества с Соединенными Штатами нам и Соединенным Штатам без сотрудничества с Россией не удастся эффективно бороться с терроризмом, укреплять режимы нераспространения оружия массового уничтожения, бороться с бедностью, с инфекционными заболеваниями. Это все глобальные проблемы, которые без объединения усилий ведущих стран мира решить будет невозможно. Я нисколько не сомневаюсь, что такое понимание есть как в российском руководстве, так и в руководстве Соединенных Штатов. И уверен, что именно этими фундаментальными соображениями и будут руководствоваться президенты как России, так и Соединенных Штатов, как бы ни звучали их фамилии (это тоже, конечно, важно, но фундаментальное значение наших отношений важнее).

    Б.ВЛОДАРЧИК: Добрый день! "Польское телевидение".

    В.ПУТИН: Добрый день!

    Б.ВЛОДАРЧИК: Я рада, что мне уже второй раз удается задать вопрос. У нас очень много вопросов, которые беспокоят поляков. И первый, конечно, такой: как будут складываться отношения между Россией и Польшей в случае размещения ПРО в Польше?

    И второй вопрос, связанный с первым. Многие поляки все-таки опасаются тенденции возвращения России к статусу сверхдержавы, учитывая исторический опыт. Чем Вы могли бы убедить опасающихся поляков, что мощная Россия не угрожает таким странам, как Польша, или, может быть, Вы согласны с тем, о чем говорят многие русские - что уважают того, кого боятся, или, наоборот - кого боятся, того и уважают?

    В.ПУТИН: Это Вы так сказали. Я не считаю, что мы должны посыпать голову пеплом, бить себя веригами и доказывать всем, что мы хорошие. Россия не ведет себя агрессивно и Россия не обращается к тяжелым страницам истории наших двусторонних отношений. Россия считает, что нужно смотреть в будущее, опираясь на все доброе, что было в наших отношениях, и тогда нас ждет успех.

    Что же касается отношений с Польшей, то хочу обратить ваше внимание, что мы не предприняли ни одного шага, направленного на осложнение межгосударственных отношений. Мы же ничего для этого не сделали. Да, мы решили строить газопровод по дну Балтийского моря. Как мы Польшу этим обидели, я не понимаю. Это наш продукт, газ, мы хотим продать его основным нашим потребителям в Европе. Мы одну газотранспортную систему проложили по территории Польши, сделали это совместно, мы исправно платим деньги за транзит, мы снабжаем Польшу всеми необходимыми энергетическими ресурсами без всяких ограничений. Не было ни одно сбоя. Более того, в предыдущие годы по принципу “take or pay” – «бери или плати» - наши польские партнеры были не в состоянии выбрать нужный объем, законтрактованный объем газа. И, в принципе, Газпром имел право вводить какие-то санкции. Мы не стали этого делать, мы вышли из этой ситуации, то есть нет никаких ограничений, и мы не собираемся ничего ограничивать в будущем. Но мы исходим из того, что мы должны диверсифицировать поставки энергоресурсов в адрес основных потребителей. Что здесь плохого? Что здесь антипольского? Почему такая реакция, откуда она? Я был удивлен просто, честно вам скажу, неожиданно было.

    Что касается всяких там «мясных» проблем. Это не российско-польская проблема, и я господину Туску [Премьер-министр Польши] об этом говорил, когда он приезжал в гости. Это, скорее, даже российско-европейская проблема. Ведь что происходит? Происходит крупномасштабное субсидирование из европейских финансовых источников сельского хозяйства в странах Восточной Европы, а продукция эта сбрасывается на российский рынок, понимаете? Это подавляет развитие нашего сельского хозяйства. Более того, у нас уже совершенно конкретные проблемы возникают. Например, знаете, мы осуществляем национальную программу развития села. Мы сформулировали условия получения кредитов, прежде всего для развития сельского хозяйства, достаточно льготную систему. Большое количество наших сельхозпроизводителей взяли эти кредиты, теперь подходит время их отдавать. Для того чтобы их отдать, им нужно продать свою продукцию, которую они получили в результате реализации этих кредитных ресурсов, а они продать не могут внутри страны. Понимаете, можно, конечно, друг с другом ругаться, не переставая, а можно сесть за стол переговоров и разобраться в проблеме, понять мотивы поведения каждой из сторон, учесть интересы друг друга, и в этом смысле Польша может быть проводником наших общих интересов в евроструктурах. Нам не ругаться с Польшей нужно, а объединять усилия для защиты своих интересов перед богатыми странами. И когда, с одной стороны, идет субсидирование и сброс на наш рынок вот этой сельхозпродукции, а с другой стороны, мы видим, что польские власти далеко не всегда справляются с потоком контрабанды из Латинской Америки, из стран Азии, то, естественно, мы должны на это как-то реагировать - а как нам быть-то?

    Повторяю еще раз: нам нужно не обострять отношения, а искать пути и развязки. Мне кажется - я уверен - наш диалог с господином Туском был очень конструктивным, деловым, предметным, и я очень рассчитываю на то, что так и будет в будущем. А что касается системы ПРО и так далее, то эта проблема, мне кажется, очень близко связана с тем, что я говорил до сих пор в сфере экономики. У меня такое впечатление, что кто-то специально раздувает антироссийские настроения, чтобы создать морально-политическую обстановку для размещения этих систем. Но если раздуть в Польше антироссийские настроения, то легче тогда убедить население, что нужно там поставить какие-то новые системы вооружений якобы для защиты кого-то. На самом деле неизвестно, от кого защищаться. Говорят, от иранских ракет. Нет у Ирана таких ракет, все это знают.

    Я с Премьер-министром Польши тоже об этом говорил и могу повторить то, что уже сказал в начале нашей сегодняшней встречи. Если на территории Польши будут размещены такие системы или будет предпринята попытка с их помощью нейтрализовать наш ракетно-ядерный потенциал, что приведет к абсолютному нарушению стратегического баланса в мире и будет угрожать нашей национальной безопасности, - что нам делать? - мы тогда вынуждены будем предпринимать какие-то ответные шаги, в том числе, возможно, и перенацеливание части наших ударных ракетных систем на те объекты, которые, как мы считаем, будут нам угрожать.

    Нам бы не хотелось этого делать. Будет ли это мешать развитию наших связей по другим направлениям? Думаю, что в принципе нет, но уровень безопасности в Европе, конечно, будет понижен. И откровенно говоря, я не понимаю, зачем? Мы сейчас живем без всякого перенацеливания, развиваем отношения, ну, иногда поругаемся, поспорим, но после такого периода охлаждения вместе соберемся, начинаем решать общие проблемы, но не нацеливаем друг на друга никаких ракет. Зачем же менять эту ситуацию к худшему?

    Очень рассчитываю на то, что диалог и с польскими коллегами, и с американскими партнерами по всем эти направлениям будет конструктивным и мы будем учитывать озабоченности и интересы друг друга.

    В.КОНДРАТЬЕВ: Владимир Владимирович, выдвигая стратегию до 2020-го года, Вы пообещали, что Россия может превратиться в самую привлекательную для жизни страну. В то же время Вы подчеркнули, что нынешний государственный аппарат в стране к такой задаче, по сути, не подготовлен, он коррумпирован, забюрократизирован и не мотивирован. На кого Вы хотите опираться в достижении этой цели, Вы и будущий Президент? И в этой связи известно, что в развитых странах ключевые позиции в государственном аппарате занимают представители правящей партии. Не собираетесь ли Вы возглавить "Единую Россию" после исполнения Вами президентских полномочий?

    В.ПУТИН: Партию я пока возглавлять не собираюсь. Опираться я собираюсь на Вас, Владимир Петрович, на других граждан Российской Федерации. И, конечно, при существующей системе административного управления это будет сделать сложно. Но я бы хотел вернуться к началу Вашего вопроса. Вы сказали, что я обещал. Ничего я не обещал. Я говорил, что нужно было бы достичь, какой я бы хотел видеть Россию. Говорил о том, к чему мы должны стремиться. И убежден, что мы сможем достичь этой цели. Но для этого придется многое сделать. Две как минимум крупные проблемы нам нужно решить. Это диверсификация нашей экономики и придание ей инновационного характера развития, повышение в этой связи, многократное повышение производительности труда, как я говорил, даже до четырех раз, может быть. И одна из проблем существенных и очень важных - это, конечно, изменение, качественное улучшение управления во всех звеньях государственной системы, начиная от муниципалитета и кончая федеральным уровнем. Вот качественные изменения в экономике и в управлении страной. Надо менять это по ходу дела - и то, и другое. Возможно ли это или невозможно? Конечно, да! И то, что мы технологически находимся во многих отраслях на достаточно низком уровне, кстати говоря, может быть хорошей предпосылкой для того, чтобы перепрыгнуть сразу через несколько этапов - так, как это делали другие страны.

    Возьмем социальную сферу: мы ездили в Пензу смотреть вновь открывшийся высокотехнологический медицинский центр. Туда приехали работать специалисты (там одна треть местных специалистов, одна треть приехала из Москвы, одна треть - из Петербурга). Люди приехали, потому что им интересно. Они уже не очень молодые, но еще далеко не достигли какого-то пожилого возраста, в самом расцвете сил специалисты, классные. Приехали почему? Интересно. А почему интересно? Техника такая, которая на европейском рынке есть, но в медицинские учреждения европейских стран, в том числе в Германии (у производителя), почти еще не поступает, там нет еще цикла замены, а у нас уже есть.

    Так у нас и в других отраслях, и в сфере производства. Когда мы сейчас выстраиваем, скажем, налоговые стимулы для перевооружения производства, у производителей есть шанс переоборудоваться по самому последнему слову техники, закупить самое передовое, самое лучшее, самое эффективное. И это, конечно, даст шанс резко повысить производительность труда. А то, что это могут сделать только люди образованные и здоровые, говорит о том, что нам просто жизненно необходимо вкладывать деньги и ресурсы в здравоохранение и образование. Если мы подойдем к решению этого вопроса комплексно, а не будем просто лозунгами бросаться, то мы обязательно эту задачу решим.

    Вы думаете, я не помню, что ли, этих шуток середины 80-х: вместо объявленного ранее коммунизма в Москве состоятся Олимпийские игры в 1980 году? Очень хорошо помню. Но то, о чем мы говорим сегодня, основано не на пожеланиях, а на реальных расчетах и анализе текущего состояния российской экономики и перспектив ее развития на среднесрочную и более отдаленную перспективу.

    А.КОЛЕСНИКОВ, газета "Коммерсант": Добрый день! Я тоже хочу спросить насчет Вашего плана до 2020 года, вернее, плана, который Вы обнародовали. А вот Дмитрий Медведев завтра в Красноярске, возможно, обнародует, как известно, план на четыре года. Не может ли случиться так, что эти два плана вступят в непримиримое противоречие друг с другом? Мне кажется, это не риторический вопрос.

    И еще один нериторический вопрос я хотел Вам задать. Где-то в начале 2000 года Вы отвечали на наши вопросы, еще когда работали Исполняющим обязанности Президента. В результате появилась книжка "От первого лица". И очень хорошо я помню, как Вы сказали: это приятное чувство ответственности.  Я уже понял из того, что Вы сказали в начале этой пресс-конференции - что Вы не цепляетесь за власть. Но, тем не менее, Вы можете повторить эту фразу сейчас, через восемь лет? Вам власть надоела или Вам понравилась? Спасибо.

    В.ПУТИН: Вы знаете, Вы сейчас сами сказали о чувстве ответственности, вспомнили об этом, и эта ответственность иногда является достаточно тяжелым бременем, потому что приходится принимать решения, которые кроме тебя принять никто не может, и они далеко не всегда являются очень приятными. Конечно, как любой человек, я переживаю за это. Эти решения связаны с самочувствием, благосостоянием миллионов людей, а иногда и с жизнью конкретных граждан Российской Федерации. Никто не может принять этого решения, начальников много, а конечное слово за главой государства. Это, конечно, такой моральный груз, нелегкий, но это касается не только Президента Российской Федерации, это касается главы любого государства: и маленького и большого. А вы думаете, Бушу легко? Вы смеетесь, а, между прочим, это огромное государство с огромной ответственностью в мире, надо прямо сказать, даже с большей, наверное, чем у России, потому что возможностей у страны больше. И когда ему приходится принимать решение одно, второе, и внутри страны, и за границей, - это же, как бы там кто ни советовал, решения за ним. Они могут быть спорные, и мы часто не соглашаемся с некоторыми из них, но это не простой процесс, в том числе эмоционально. Поэтому вот это чувство ответственности меня никогда не покидало. И, больше того, в своей практической деятельности я, прежде всего, руководствовался этим чувством ответственности перед собственным народом. Мне кажется, что такой способ решения и социальных вопросов, и вопросов в сфере безопасности меня ни разу не подвел.

    Первая часть вопроса: не будет ли там противоречий? Вы знаете, что бы там ни говорили о том, что у нас политический ландшафт так «причесан», все-таки мы с вами прекрасно понимаем, есть политические силы, которые не согласны с тем, что мы делали за последние восемь лет, не согласны с нашими планами на ближайшее развитие. Хотя, если так, по-серьезному посмотреть на всю критику, я не вижу, что она носит какой-то конструктивный и глубокий характер. Никто ничего более существенного, реального не предлагает. Тем не менее, это есть. И мы прекрасно понимаем с Дмитрием Анатольевичем, что одна из линий атаки будет и в межличностном плане, и в политическом, и в экономическом. Все время будут попытки найти какие-то различия в наших подходах. Должен сказать, что различия всегда есть, но за более чем 15 лет совместной работы мы привыкли друг друга слушать, слышать. Более того, будучи Президентом, я никогда не считал для себя зазорным прислушаться к мнению специалистов и достаточно часто (поговорите с членами Совета Безопасности, с которыми я встречаюсь еженедельно по субботам), я достаточно часто корректирую свою первоначальную точку зрения под влиянием мнения своих коллег, которое уважаю, если нахожу его правильным, конструктивным, обоснованным.

    То же касается взаимоотношений с Дмитрием Анатольевичем. То, что он подготовил в качестве своего выступления и то, что будет изложено в его речи в Красноярске, является продолжением, по сути, той стратегии, которая изложена была мною на расширенном заседании Госсовета. Его выступление будет дополнять, конкретизировать, развивать эти предложения по развитию страны не на ближайшие десять лет, а на ближайшие четыре года. Так что одно с другим не вступает в противоречие, а наоборот: то, что будет излагать Дмитрий Анатольевич Медведев, будет дополнять мое выступление на Государственном совете.

    А.ВЕРНИЦКИЙ, «Первый канал»: Владимир Владимирович, предвыборный вопрос с международным уклоном.

    Отказ наблюдателей БДИПЧ и парламентской Ассамблеи ОБСЕ приехать на выборы Президента к нам - это действительно, как говорил Сергей Лавров, некий ультиматум России и попытка давления на нас или что-то такое, на что не стоит обращать внимания?

    Спасибо.

    В.ПУТИН: Не думаю, что у кого-то есть соблазн сегодня предъявлять какие-то ультиматумы России, тем более организации с такой неблагозвучной для русского уха аббревиатурой, как БДИПЧ. Что же касается вообще этих структур, то могу сказать следующее. Мы считаем, что вообще ОБСЕ давно созрело для каких-то реформ. Те обязательства, которые взяла на себя Россия в рамках европейских структур, в том числе ОБСЕ, мы полностью исполняем. И хочу это подчеркнуть, чтобы это знали и представители нашей прессы, и представители европейской прессы: Россия полностью исполняет все взятые на себя обязательства. В документах, которые подписала Российская Федерация, записано, что мы будем приглашать на мониторинг на свои выборы представителей ОБСЕ, и мы это делаем. Но там нигде не прописано, сколько мы должны пригласить человек, на какой срок. Все, что говорят чиновники БДИПЧ, написано ими самими, и Россия под этими бумажками не подписывалась. Это все делается в явочном порядке. И вот это для нас является принципиальным вопросом. Мы никому не позволим навязывать нам какие бы то ни было условия. Но мы будем выполнять все, под чем мы сами подписались. Это важнейший, основополагающий принцип международного права. Страна исполняет то, что взяла на себя в качестве обязательств, и не обязана исполнять то, что ей пытаются навязать извне. Мы пригласили сюда 100 человек. Мы готовы были предоставить им любые возможности для работы. Им 100 мало. Им нужно приехать за год сюда, или за сколько? За три недели или за сколько? Это все их "хотелки". Они в одну страну направляют 16 человек, в другую - 20, в некоторые страны вообще считают возможным не направлять. А кого-то пытаются учить. Пусть жену свою учит щи варить там!

    О.ЩЕДРОВ, "Рейтер": Владимир Владимирович, все-таки возвращаясь к будущему после выборов. Вы самый влиятельный политик России, похоже, согласились, готовы стать премьер-министром при Президенте Медведеве, то есть занять должность, которая, как ни крути, в нынешнем виде подотчетна Президенту так или иначе. Как Вы собираетесь осуществлять свое политическое влияние после выборов, о праве на которые Вы резонно говорили? Готовы ли Вы играть роль номера второго при Президенте Медведеве, честно играть, учитывая то, что Вы говорили, что Вы не будете менять баланс между Президентом и премьером?

    Спасибо.

    В.ПУТИН: Я уже говорил, отвечал, по-моему, на похожий вопрос, могу повторить еще раз. Я считаю, что я получил уже один подарок, даже два подарка от российского народа, от Господа, может быть, когда имел честь и удовольствие работать в качестве главы Российского государства. Основной закон страны сформулирован таким образом, что этот срок является конечным. Он заканчивается, и теперь нужно не плакать по поводу того, что прошло время работы в таком качестве, а нужно порадоваться тому, что есть возможность поработать в другом качестве и в другом качестве послужить своей стране.

    Что касается возможностей, которые предоставлены Конституцией Правительству, то они очень большие. Посмотрите соответствующую статью Конституции Российской Федерации о полномочиях Правительства Российской Федерации. Это формирование бюджета, представление бюджета в парламент, отчет за этот бюджет, формирование основ денежно-кредитной политики. Это решение вопросов в социальной сфере, здравоохранении, образовании, экологии. Это создание условий для обеспечения обороноспособности и безопасности страны, проведение внешнеэкономического курса.

    Президент - гарант Конституции, он определяет основные направления внутренней и внешней политики, глава государства. А высшая исполнительная власть в стране - это Правительство Российской Федерации во главе с Председателем Правительства. Полномочий достаточно, и мы распределим с Дмитрием Анатольевичем, если избиратель разрешит нам это сделать и позволит нам это сделать в практическом плане, как выстроить наши личные отношения. Уверяю вас, здесь не будет никаких проблем.

    Е.РОЖКОВ, телеканал "Россия", программа "Вести": Добрый день! У меня вопрос про "наше российское все" в последние несколько лет - про нацпроекты. Как Вы считаете, что удалось сделать в них, а что не удалось? Наверняка какие-то вещи хотелось сделать, но не получилось. Будет ли когда-нибудь культура национальным проектом, потому что в России ее многим не хватает? Наконец, будут ли они вообще, останутся ли они в регионах? Многие бюджетники, прежде всего, говорили, что боятся, что они закончатся и финансирование прекратится. Продолжатся ли они и кто их будет курировать, если Дмитрий Медведев, их нынешний куратор, станет Президентом?

    В.ПУТИН: Во-первых, что касается курирования. Вы знаете, что есть Совет по нацпроектам при Президенте Российской Федерации, который возглавляет Президент. И если Дмитрий Анатольевич Медведев будет избран Президентом Российской Федерации, он и будет главой этого Совета. Здесь нет никаких сложностей. Более того, он как человек в практическом плане занимавшийся в предыдущие годы реализацией этих проектов, будет самым лучшим образом осведомлен о том, что там происходит, и сможет влиять на этот процесс достаточно эффективно. А в Правительстве, мы найдем, кто будет отвечать в Правительстве: либо кто-то из вице-премьеров, либо сам премьер может отвечать за это. Здесь никаких проблем я не вижу.

    Что же касается будущего самих нацпроектов, то они, конечно, останутся. Может быть, часть их них будет как-то трансформироваться и ответственность за них по определенным направлениям будет все больше и больше передаваться в регионы, но с федеральным финансированием. И это на самом деле самое главное. И хочу еще раз подчеркнуть, Федерация не бросит эти направления, будет ими напрямую заниматься и финансировать.

    Что же касается расширения количества нацпроектов, то (вы знаете, я уже говорил об этом) мы же взяли самые-самые острые проблемы. Так же, как и демография, они казались абсолютно неподъемными и просто «убитыми» полностью. У нас ведь еще с советских времен говорили: хотите "закопать" человека - назначьте его на сельское хозяйство. Тем не менее, Медведев не испугался, когда я ему сказал: "Дмитрий Анатольевич, в том числе  нацпроект и по сельскому хозяйству, и по здравоохранению, и по образованию." Он взялся на это, не моргнув глазом. И  мы видим результат, он очевидный по всем направлениям. По всем. Есть абсолютно очевидное движение вперед.

    Посмотрите, что произошло с кредитованием сельского хозяйства, сколько сельхозпроизводителей и в каком объеме получили эти кредитные ресурсы, как увеличилось товарное производство. Вы знаете, я был в Белгороде, посмотрел: душа порадовалась. Одно дело посмотреть все это на бумажке и в отчетах, а другое дело своими глазами посмотреть. Современное хозяйство просто. Это я, кстати, насчет повышения производительности труда в четыре раза. Современная,  просто по самому последнему слову агротехника стоит там, самые современные способы ведения сельского хозяйства, животноводства. Все, что самое лучшее было в Европе, то и закупили, то поставили и научились работать, все функционирует. Это предпосылки к тому, что увеличить производительность труда в четыре раза. Есть такие шансы.

    А  здравоохранение? А та же демография? Мы считали, что невозможно. Помните, когда я в первый раз сказал это в Послании? Я же помню, и реакцию зала видел. Все говорили: "Да, очень хорошо, правильно. Надо сделать". Никто не поверил, что это возможно. А сейчас? Сегодня я повторил: самая лучшая динамика за 25 лет, мы добиваемся тех целей, которые ставим перед собой, мы их достигаем. Но мы не можем бесконечно расширять перечень этих нацпроектов, иначе мы потонем просто.

    То, что Вы сказали в отношении культуры, полностью согласен и уверен просто, что мы должны уделить этому гораздо больше внимания, и будем это делать.

    ВОПРОС, агентство "Франс Пресс": Владимир Владимирович, очевидно, что в Ваше президентство Россия стала сильнее во многих отношениях. Не менее очевидно, что не последнюю, если скажем так, не первую роль сыграл в этом личностный фактор. Вы согласны с таким положением, так ли это? И если да, то насколько эффективно это положение для государственного устройства, для его институционального устройства?

    В.ПУТИН: Я не уверен, что я все понял из того, что Вы спросили, но тем не менее попробую ответить.

    Есть два важных фактора, если говорить о влиянии личностного фактора на достижение результата: это умение сформулировать амбициозную задачу, не ныть и не пускать слюни по каждому поводу. Первые лица государства не имеют на это права. Если они будут слюни и сопли пускать все время и плакать, что плохо, что мы ничего не сможем, что мы такие «кривые», - так и будет. А если ставить перед собой амбициозные задачи и цели, основанные только на реалиях, на реальном анализе, целенаправленно самому идти к достижению этих целей и решению задач, мобилизовывать общественные силы, государственные силы на это, то цели будут достигаться. Собственно говоря, так и есть у нас. Вот это очень важный фактор.

    Что касается структур, властных структур, общественных структур - я считаю, что мы сделали большое движение вперед с точки зрения укрепления федеративных начал нашего государства. У нас субъекты Российской Федерации стали более дееспособными. И я уже говорил на расширенном заседании Госсовета: мы реально (хочу это подчеркнуть, и объективные аналитики все-таки должны со мной согласиться) провели реальную децентрализацию власти вплоть до местного самоуправления. Может быть, пока еще не все работает, но это точно, обязательно сработает, даже в среднесрочной перспективе. Мы же передали туда, вниз, и полномочия, и финансовые возможности. Мы сейчас должны просто посмотреть, как это функционирует в реальной жизни. Если уровень полномочий не обеспечен ресурсами, то мы подумаем над тем, как добавить туда собственных источников, на уровень муниципалитета, с тем чтобы повышать ответственность муниципального и регионального уровня управления за результаты своего труда. И это очень важный фактор.

    И, наконец, следующий, не менее важный фактор, - это укрепление многопартийной системы. Пока не прозвучало вопроса, но если он будет, я постараюсь раскрыть его, но, скажем, спорный на первый взгляд 7-процентный барьер прохождения в Государственную Думу, укрупнение партий как таковое, на мой взгляд, благотворно в конечном итоге влияет на развитие нашей политической системы. Посмотрите у наших соседей, на Украине: там барьер прохода в Раду три процента. Ну и что? Нравится вам то, что там происходит? И где эта необходимая политическая стабильность для развития экономики и социальной сферы? Демократия - это же не базар. Это возможность населению через политические структуры влиять на развитие страны. Крупные партии, связанные с народом, с регионами, способны это делать в таком режиме, который обеспечил бы формулирование условий развития страны и достижение заданных целей. В этом смысле, я считаю, мы сделали серьезный шаг к укреплению фундаментальных основ российской государственности.

    А.ГРОМОВ: Есть коллеги из Украины? Пожалуйста.

    О.БОГДАНОВА, "Студия 1+1": Традиционно украинско-российские отношения определяли лидеры государств. Позавчера Вы встречались с Президентом Украины Виктором Андреевичем Ющенко и разговаривали более трех часов. Стала ли для Вас Украина после этой встречи более понятной и предсказуемой? И как Вы оцениваете итог российско-украинских отношений за эти восемь лет? Потому что они были непростыми.

    В.ПУТИН: Стала. Стала, потому что у нас с Виктором Андреевичем был очень обстоятельный разговор, говорю это без всякой иронии, очень подробный, практически по всем направлениям нашего взаимодействия и очень откровенный. Мне показалось, что и Виктор Андреевич тоже понял мотивы нашего поведения по решению тех или других вопросов. И мне показалось, что наши украинские коллеги, включая Президента, настроены на конструктивный диалог с Россией, на решение любых проблем, которые бы ни возникали. А то, что проблемы могут возникать - знаете, я бы ничего не драматизировал. Мы же самые близкие соседи, у нас огромный объем взаимодействия. Ну как не возникать проблемам? Они всегда были, всегда есть и всегда будут. Вопрос ведь не в том, есть они или нет. Вопрос совершенно в другой плоскости. Мы хотим их решать или мы хотим их обострять? У меня создалось четкое представление вчера о том, что и украинское руководство настроено на то, чтобы решать эти проблемы.

    А что касается в целом развития за последние восемь лет, я думаю, что, конечно, мы могли бы добиться большего. Очень много наносного, такой, знаете, пены какой-то политической. Мы много лет спорили о газотранспортной системе. И настолько заполитизировали на Украине эту газотранспортную систему, диву даешься просто. Чего там эти железки политизировать-то, - трубы, которые в земле лежат и гниют?

    Мы ведь что предложили? Да, не хотят на Украине, чтобы «москали» завладели этой транспортной системой. Да «москали» уже давно оставили эту мысль. Мы хотим, чтобы она функционировала нормально. И, в конечном итоге - мы на что ведь вышли еще с Леонидом Даниловичем Кучмой? - создадим консорциум, международный консорциум, с участием европейских партнеров, и этот консорциум будет искать собственные ресурсы (а речь идет о миллиардах долларов) не только для технического поддержания этой системы, но и для ее развития, а сама система останется в собственности украинского государства. Чего же здесь плохого, что здесь нужно было нагнетать-то вокруг этого? Просто удивительно. Сесть надо, просто посмотреть и разобраться. Так же, как и по ценам на газ. Но это же само собой разумеется: если мы разные государства, мы хотим продавать по рыночным ценам, причем мы это делаем мягко, спокойно, мы даже для себя внутри страны приняли решение переходить на рыночное исчисление цены на энергоносители. Да, внутри России это все равно будет дешевле, потому что минус экспортные пошлины и минус транспорт и так далее, но принцип один и тот же будет: мы делаем это для себя мягко, спокойно, мы и нашим партнерам предлагаем это делать мягко и спокойно. И мне, кстати говоря, очень приятно, что украинское руководство и, прежде всего, Президент Ющенко это прекрасно понимают. И именно с ним, именно с Президентом Ющенко нам удалось об этом договориться несколько лет назад, и вчера он еще раз подтвердил свою позицию. Думаю, что если такой конструктив будет при решении других проблем, то развитие между Украиной и Российской Федерацией будет идти только по восходящей.

    А.ГРОМОВ: "Интерфакс", пожалуйста.

    ВОПРОС: Владимир Владимирович, в своей речи 8 февраля Вы сказали о том, что нужно крупный бизнес развивать и мелкий бизнес развивать, и что необходимо улучшение техники. Так вот, дело все в том, что развитие крупного бизнеса и развитие серьезного современного машиностроения обязательно приведут к оттоку рабочей силы оттуда. Уйти она может только в мелкий и средний бизнес. Развивать сейчас мелкий и средний бизнес почти невозможно, поверьте мне. Мне кажется, нужен совет при главе Правительства, даже не при Президенте, где бы аккумулировались все эти проблемы, иначе мы не получим ни одного, ни другого, и к 2020 году Россия не будет такой привлекательной, как Вы говорили.

    В.ПУТИН: Собственно, это не вопрос, а наказ избирателя. Но это к Дмитрию Анатольевичу, он в Красноярске будет выступать, надеюсь, что он Вас услышит. Мне нечего даже добавить к тому, что Вы сказали. Вы абсолютно правы. Именно поэтому нам нужно решить несколько задач.

    Одна из них, как я уже говорил, нужно принципиально менять качество управления, и здесь такие же требования к повышению производительности труда. По сути, в этой сфере тоже должен качественно измениться уровень производительности труда, причем на всех уровнях. Это первое. Второе. Нам нужно обеспечить еще несколько важных составляющих для того, чтобы решать эту задачу развития.

    Первое. Надо построить такую образовательную систему, которая позволяла бы людям переквалифицироваться, делать это быстро и на хорошем уровне.

    Второе. Нужно дебюрократизировать все, что связано с развитием малого и среднего бизнеса, - это подключение к электроэнергии, к теплу, это получение имущества, помещения, аренда. Нужно решить, наконец, проблемы с бесконечными проверками и мздоимством в этой сфере. Там много чего нужно сделать. Дополнительные поручения я сформулировал уже МЭРТу, и Набиуллина обещала, что в течение двух-трех недель она представит соответствующие предложения. И сейчас МЭРТ находится в контакте с различными организациями малого и среднего бизнеса, они вместе, по сути дела, сейчас пытаются сформулировать, что нам можно системно изменить в этой сфере.

    И, наконец, нужно обеспечить мобильность населения, это очень важно. А для этого нужно решать не только проблемы тарифов на Дальнем Востоке. Нужно решать и жилищную проблему. Нужно, чтобы человек мог, проживая в Москве, спокойно уехать в другой регион, там, где появляются новые интересные рабочие места, купить там квартиру либо снять ее. Для этого нужно развивать все, что связано с жилищным строительством. И мы не можем взять одно звено из этой цепи и решать только его. Нужно заниматься всей цепочкой. Так мы и собираемся поступать.

    А.ЖЕСТКОВ, "РенТВ": Владимир Владимирович, в последнее время идут очень активные разговоры о возможной деноминации, и даже говорят о том, что уже отпечатаны якобы новые рубли.

    В.ПУТИН: Да врут они все! Не верьте им!

    А.ЖЕСТКОВ: А все-таки в среднесрочной перспективе ...

    В.ПУТИН: Ни в среднесрочной, ни в долгосрочной нет и не будет.

    А.ЖЕСТКОВ: Вы даете гарантию?

    В.ПУТИН: Слушайте, Вы что, хотите, чтобы я землю ел из горшка с цветами? И клялся на крови? Это глупо просто. Нет никакой необходимости экономической. Это ничего, кроме вреда для экономики страны, не принесет. Зачем? Даже в голове нет ни у кого - ни у Правительства, ни у Центрального банка, ни у Президента.  Нам нет необходимости. Фундаментальные основы российской экономики сегодня таковы, что для этого нет никаких предпосылок, и это только вред нанесет. Повторяю, у нас почти 500 миллиардов золотовалютных резервов, три с лишним триллиона рублей Стабилизационный фонд. У нас профицит и бюджета, и торгового баланса, огромный приток чистого капитала в страну. Да мы не об этих проблемах сейчас думаем. Нужно думать, как я уже говорил, об инновационном развитии экономики, об образовании, здравоохранении. У нас (коллега задавал вопрос, связанный с нацпроектами) уровень заработной платы школьного учителя 80 процентов от среднего заработка по экономике, а должен быть выше, чем средний по экономике. Вот над чем мы сейчас думаем, а не о какой-то деноминации.

    А.ГРОМОВ: Пожалуйста, ИТАР-ТАСС.

    К.КАМИНСКАЯ: Владимир Владимирович, за 8 лет у Вас было 170 зарубежных поездок. Как за это время изменилось отношение к России за рубежом и почему, на Ваш взгляд, на Западе так плохо относятся к России? Журнал "Тайм" выбрал Вас "человеком года"…

    В.ПУТИН: …и Вы считаете, что это признак того, что плохо относятся?

    К.КАМИНСКАЯ: Мне интересно, Вас это порадовало или же насторожило, потому что существуют два различных образа у Путина: в западных СМИ и в российских. Как Вы вообще относитесь к тому, как Вас преподносят в западной прессе, что о Вас пишут?

    И еще одно дополнение. Собираетесь ли Вы собирать журналистов на такие встречи, как сегодня, на новом месте работы? 

    В.ПУТИН: Вы знаете, я еще должен получить это новое место работы. Да, я готов работать в качестве Председателя Правительства Российской Федерации. Для этого еще  должны выборы Президента пройти. Дмитрий Анатольевич Медведев должен быть избран Президентом, если граждане России окажут ему такое доверие, потом он должен представить мою кандидатуру в парламент, парламент должен проголосовать.

    Прекрасно понимаю, что шансов для такого развития событий, конечно, очень много, но все-таки у нас на Руси есть поговорочка, я бы ее не забывал: не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Нужно спокойно, ритмично идти к этим пока административным целям. Если так будет, то Председатель Правительства имеет такое право в рамках своей компетенции, а компетенция очень большая (прежде всего, это, конечно, связано с социально-экономическим развитием страны), то, конечно, мы будем встречаться и с журналистами. Да и сейчас действующий премьер это делает, по-моему, регулярно, и предыдущий делал.

    Кстати говоря, я очень доволен, что мы сформулировали вот такой расклад сил, при котором Дмитрий Анатольевич, будучи первым замом, хоть и работает, но одновременно какую-то еще предвыборную кампанию ведет, а Председатель Правительства не отвлекается ни на что, работает, и всё Правительство работает. И я очень доволен тем, что я сделал именно так. Потому что иначе можно ввергнуть страну в бесконечные политические дрязги и может произойти сбой в работе административного аппарата и Правительства. Этого не происходит.

    Поэтому ... Напомните мне, с чего Вы начали?

    К.КАМИНСКАЯ: Отношение к России…

    В.ПУТИН: Да, отношение к России. И по поводу того, что обо мне пишут… Вы знаете, если бы я все время реагировал на то, что обо мне пишут, и корректировал свое поведение в связи с этим, то, думаю, вряд ли мы добились бы таких результатов, как сегодня.

    Помню, когда произошло нападение международных террористов на Дагестан. Вы знаете, я видел эти свои фотографии там с клыками, с которых кровь капает, и так далее, я это помню. Но я был внутренне абсолютно убежден в том, что мы делаем все правильно, и другого выбора у нас нет.

    Так же и по другим вопросам. Если я чувствую внутреннюю уверенность в том, что действую правильно, то я не отвлекаюсь на то, что где-то говорят и пишут. Я могу корректировать принимаемые решения в диалоге со своими коллегами, мнение которых уважаю. Но реагировать на попытки влияния на нас со стороны - это абсолютно, как юристы говорят, покушение с негодными средствами.

    Что касается отношения к России: хорошо или плохо относятся. Хорошо относятся к России! И если кто-то что-то пишет, если организует какие-то кампании, то это не говорит об отношении к России населения тех стран, в которых появляются те или иные статейки. Посмотрите опрос общественного мнения по европейским странам. Я только что смотрел последний по Германии. Положительный, в целом положительный. Конечно, пресса влияет, но мы знаем с вами, что, безусловно, существует монополия на мировые средства в некоторых государствах. Мы же это знаем, и вы это прекрасно понимаете. Конечно, через эти каналы политические центры этих стран пытаются влиять и на наше население, и на население европейских стран, на Североамериканский континент. Достигают они успеха в этом или нет? Думаю, скорее, нет. Об этом, кстати, говорит и избрание Сочи в качестве столицы зимних Олимпийских игр 2014 года. Это очень хорошая «лакмусовая бумажка». Члены МОК, авторитетные независимые люди проголосовали за Россию. Это говорит об уважении России, о признании России и ее роли в мире сегодня.

    Конечно, на мировой арене, особенно в экономике, мы ясно видим обострение конкурентной борьбы. Конечно, используются разные средства для того, чтобы достичь своих собственных политических либо экономических целей. Конечно, в этой связи используются различные инструменты, в том числе средства массовой информации.

    Дискуссия о демократии в России. Я уже говорил: что может сказать о музыке Чайковского человек без прописки? Что прислушиваться к мнению России по Косово, если сама Россия якобы недемократическая страна?! Мы же с вами должны понимать, для чего все это делается.

    Или по ПРО. Чего там слушать этих русских по ПРО, если они не вызывают доверия, потому что у них там проблемы с демократией?! Поэтому, конечно, нужно трезво смотреть на то, что происходит в медийном пространстве, анализировать, но нервно реагировать - это недостойно России и мы так делать не будем.

    А.ГРОМОВ: Очередь, наверное, за уважаемым представителем Федеративной Республики Германии.

    ВОПРОС: Как мы знаем, скоро, возможно, Косово объявит о своей независимости. Какова будет реакция России, как Вы будете вести себя в Совете Безопасности, Вы проголосуете против?

    И еще вопрос. Мы наблюдаем очень странные выборы в России, они проходят очень спокойно. В предвыборной кампании нет никаких сюрпризов. Каждый, кажется, знает, как все закончится, нет соревнования идей, нет соревнования кандидатов. Важнейший кандидат не принимает участия в телевизионных дебатах, не устраивает большие пресс-конференции, он не ставит себя перед критическими вопросами. Как Вы относитесь к такой избирательной кампании? Считаете ли Вы, что это демократическая кампания?

    В.ПУТИН: Первая часть Вашего вопроса касается Косово: как будет Россия реагировать? Я уже имел возможность высказаться по этому поводу, по этой проблеме. Еще раз хочу подчеркнуть, мы считаем, что поддержка одностороннего объявления независимости Косово является неморальной и неправовой. Территориальная целостность государств закреплена в основополагающих принципах международного права. Есть резолюция 1244 Совета Безопасности, которая говорит о территориальной целостности Сербии, и все члены ООН должны следовать этим решениям.

    Не хочется об этом говорить, чтобы никого не обижать. 40 лет существует фактически независимая Республика Северного Кипра. Что же вы ее не признаете? Вам не стыдно вообще, европейцам, с такими двойными стандартами подходить к решению одних и тех же вопросов в разных регионах мира? У нас вот Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье существуют как независимые государства. Нам все время говорят: в Косово особый случай. Вранье это все, никакого там «особого случая» нет, и все это прекрасно понимают. Все то же самое: этнический конфликт, преступления с обеих сторон, де-факто независимость полная. Так надо выработать единые принципы решения этих вопросов. Мы же не загоняем ситуацию в тупик, мы предлагаем нашим партнерам выработать единые правила поведения. Зачем же поощрять сепаратизм? В Испании не хотят люди жить в рамках единого государства. Ну, поддержите тогда там! Четыреста лет Великобритания борется за свою территориальную целостность применительно к Северной Ирландии. И что? Что же вы не поддерживаете?

    Единые принципы должны быть. Если мы будем поступать по так называемой политической целесообразности, обслуживая политические интересы отдельных стран, мы разрушим международное право и общий порядок. Ведь даже гонка вооружений подталкивается только потому, что малые государства не чувствуют себя в безопасности сегодня. Международное право не защищает интересы малых стран. И, конечно, они вынуждены искать или обеспечивать свою безопасность на путях достижения какого-то нового уровня с точки зрения оснащения себя новейшими вооружениями. Если бы был твердый порядок, то не было бы такого страха и такой необходимости.  И, конечно, мы поставим этот  вопрос в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций. Конечно, мы его поставим.

    Теперь - что касается избирательной кампании. Считаю, что она идет нормально. И то, что она проходит спокойно, без вот этих дебатов, без раскачки внутри страны, говорит не о том, что у нас существует дефицит демократических процедур - это говорит о том, что подавляющее большинство граждан России поддерживают и проводимый в последние годы курс. Вот в чем основа относительного спокойствия избирательной кампании.

    В Германии, насколько я себе представляю, в последнее время наблюдается рост влияния левых партий. И последние выборы в Гессене, в Нижней Саксонии, это показывают. Более того, есть прогнозы, что и на выборах в 2009 году (в 2009 году, по-моему, выборы в Бундестаг, да?) там может быть увеличено представительство левых партий, причем бывших коммунистов. О чем это говорит? Это говорит о реакции населения на какие-то экономические и внутриполитические события. И там у вас такая реакция. Я в целом одобрительно отношусь к тому, что происходит в сфере экономики в Германии, что принимаются взвешенные, ответственные решения. Политическое руководство Германии думает о будущем свой страны и сознательно идет, мне кажется, на, может быть, даже не очень популярные решения, которые откликаются таким образом в политических настроениях населения. А у нас откликаются вот таким образом. У нас рост заработной платы - 16 с лишним процентов в этом году. Вот вам и ответ на Ваш вопрос. И люди хотят, чтобы такая тенденция сохранилась, и видят, что одним из гарантов продолжения такой политики может быть Медведев Дмитрий Анатольевич. Зачем ему вступать в дебаты и дискутировать по проблемам, которые будут сформулированы, со всей очевидностью, явно в популистском ключе? Ради чего? Мы что, не имели возможности сказать гражданам страны о том, что мы делали и о том, что мы будем делать? По сути, все сказано. А те люди, которые с ним соревнуются, - им предоставлены все возможности заявить о себе и рассказать о своей программе так ярко, как они смогут это сделать. Все возможности для этого есть. Полностью соблюден российский закон и Конституция и предвыборное законодательство. Карты в руки, пожалуйста.

    А.ГРОМОВ: С олимпийскими кольцами девушка. Привстаньте, пожалуйста, Вас просто не видно, чтобы Вам микрофон дали. Пожалуйста.

    Н.КОНДРАТЕНКО, "Реальный бизнес": Спасибо большое. По поводу колец - мне совершенно случайно попались в переходе оранжевый и черный маркеры, но сочетание получается неслучайное, как в Георгиевском кресте.

    Скажите пожалуйста, вот эта победа… Русский народ привык за победу платить. Кто будет платить за Олимпиаду: скажем так, государство и налогоплательщики, инвесторы, предполагается привлечение каких-то других средств? И будет ли это инвестиционным проектом глобального масштаба, который когда-нибудь принесет какие-то дивиденды, инвестиции России? Или это будет "черная дыра" в бюджете, которая в 2014 году закончится?

    В.ПУТИН: Вы куда ездите отдыхать?

    Н.КОНДРАТЕНКО: Вы знаете, я должна сказать, что никуда. Я «отдыхаю» на работе уже четыре года.

    В.ПУТИН: Понятно. Я восемь лет «отдыхаю». Но Вы куда хотели бы поехать отдохнуть? На лыжах покататься, на море съездить? Куда есть желание поехать? Только по-честному. В глаза мне смотреть.

    Н.КОНДРАТЕНКО: Выспаться на диванчике.

    В.ПУТИН: На диванчике - ясно. А если поехать, то куда?

    Н.КОНДРАТЕНКО: Если поехать, то в горы.

    В.ПУТИН: В какие? В Австрию, в Италию, во Францию? Куда Вам больше хочется. Или насколько денег хватит?

    Н.КОНДРАТЕНКО: Да, «насколько хватит» - совершенно верно.

    В.ПУТИН: Не сказала: «В Сочи, на Северный Кавказ». Не сказала. Потому что там условия пока не соответствуют мировым стандартам. Абсолютно точно, правильно, ведь так и есть. А мы хотим сделать, чтобы наши курорты были не только на уровне, а были лучше мировых стандартов. У нас есть такие возможности. Потому что это так же, как и в других сферах: если закупать оборудование, то закупать нужно самое современное, а другого нет смысла закупать.

    Что касается развития Юга России, это очень важный вопрос. Ваш коллега из Чечни говорил о развитии Республики. А у нас существует федеральная целевая программа по развитию Юга России в целом. Почему? Потому что с точки зрения обеспечения рабочими местами, уровня производства и так далее многие части Юга России являются депрессивными регионами, а это очень привлекательная часть страны. Мы - северная страна, и таких климатически привлекательных регионов у нас достаточно мало. Юг России в этом смысле занимает место номер один.

    Поэтому наша борьба за то, чтобы Сочи приобрел право быть столицей зимних Олимпийских игр, связана была не только с желанием провести Олимпиаду и как-то позиционировать Россию в качестве страны, которая может это сделать. Самая главная и самая первая задача заключается в развитии инфраструктуры юга страны, с тем чтобы миллионы граждан Российской Федерации могли проводить там значительную часть времени, ездить отдыхать туда и летом и зимой с удовольствием и тратить заработанные деньги внутри своей собственной страны.

    Как будут распределяться эти ресурсы? Я уже говорил, мы планируем - планировали, точнее - 12 миллиардов в долларовом исчислении. Наверное, это будет больше. Две трети из них - хочу подчеркнуть, две трети из этих денег - должны быть направлены на развитие инфраструктуры. Там же дорог нет нормальных до сих пор. Вы попробуйте проехать от Туапсе до Сочи. Вот такой серпантин, беда одна. А дорога "Дон" (Москва - Новороссийск)? Там сотни людей гибнут каждое лето, перегрузка полная. 

    Дороги, тоннели, мосты, экология. Там же канализации нет, в Сочи, нормальной до сих пор, стыдно сказать. О каком же полноценном хорошем  отдыхе может идти речь? На  берегу моря полумиллионный город стоит, канализации нет нормальной.